Контакты:

Версия для печати

Несмотря на структурный кризис, интеграция практик устойчивого развития в деятельности промышленных компаний постоянно совершенствуется.

Представленный ESG-рэнкинг продолжает серию публикаций ESG-рэнкингов, начатую в 2021 году. В исследовании было использовано 72 крупнейших компаний промышленного сектора России, входящих в котировальные списки акций или облигаций Московской биржи.

РЕЗЮМЕ:

  • Практически все промышленные компании сохранили практику публикации нефинансовой отчетности, что позволяет заинтересованным сторонам получать достаточно полную информацию о перспективах устойчивого развития компаний даже в условиях санкционных ограничений. Тем не менее, активно выпускают отчеты компании секторов добычи и переработки полезных ископаемых, химическая промышленность и электроэнергетика. Компании из других промышленных секторов, за небольшим исключением, отчетность об устойчивом развитии публично не раскрывают. Наибольшее количество компаний в группе с продвинутым уровнем интеграции ESG-практик приходится на компании металлургического сектора (8 компаний из 26). На наш взгляд, это объясняется тем, что компаниям в этих отраслях приходится сталкиваться с высокими ESG-требованиями покупателей, поставщиков и инвесторов (включая дружественные страны).
  • Внимание к отдельным факторам: экологическим (E), социальным (S) и корпоративного управления (G) различается как по выборке в целом, так и по отдельным отраслям. За 2022 год компании, несмотря на санкционные ограничения, продолжали уделять в отчетности наибольшее внимание факторам корпоративного управления, что связано с высокими требованиями Банка России, бирж и инвесторов. Средняя оценка по этому показателю сохранилась на уровне 2021 года.
  • Экологические аспекты по-прежнему являются наиболее сложными и наименее массовыми практиками. Тем не менее, средняя оценка следования лучшим экологическим практикам выросла до 59% с 46% годом ранее. Наиболее высокий уровень следования экологическим практикам фиксируются в отраслях нефтегазовой и металлургической промышленности.
  • Реальные результаты снижения собственного воздействия на окружающую среду в виде сокращения удельных показателей выбросов загрязняющих веществ, парниковых газов, водо-и энергопотребления показывают: 30% компаний уменьшило углеродный след, более 50% компаний – сократило водопотребление, а около 40% уменьшило количество отходов, отправляемых на захоронение. Это значительное улучшение по сравнению с 2021 годом: в этот период только 21%–26% компаний из выборки раскрыли уменьшение нагрузки на окружающую среду. При этом стратегии, политики и иные документы устойчивого развития имеются почти у всех компаний.
  • Компаниям достаточно поддерживать на прежнем уровне благотворительную деятельность, инвестиции в регионы присутствия и программы повышения квалификации. Это наиболее распространенные социальные практики, которых придерживаются практически все участники рэнкинга.
  • Перспективными направлениями развития социальной работы являются принятие и следование концепции нулевого травматизма, разработка программ трудоустройства и адаптации лиц с ограниченными возможностями и предоставление равных возможностей для карьерного роста женщин. Социальный пакет может быть дополнен программами корпоративного пенсионного страхования, жилищного обеспечения и компенсации затрат на дошкольное образование.
  • Включение экологических и социальных факторов в ключевые показатели эффективности ответственных сотрудников и зависимость вознаграждения от результатов их выполнения явлюется свидетельством реального включения компании в повестку устойчивого развития.
  • Большинство рассматриваемых компаний входит в международные цепочки поставок, что подразумевает выполнение требований в области ESG. Запросы партнеров, инвесторов, бирж из дружественных стран будут стимулировать экспортеров к дальнейшему внедрению ESG-повестки. Среди них наиболее требовательны к экологическим воздействиям страны Юго-Восточной Азии, где уже сформированы стратегии декарбонизации, механизмы углеродного регулирования и раскрытия нефинансовой отчетности. Страны Центральной Азии, Ближнего Востока и Турция также запустили ряд инициатив по разработке таксономий, формированию рынка устойчивых финансов и раскрытию отчетности по международным стандартам, что свидетельствует о сближении требований к ESG параметрам развитых и развивающихся стран и сохранении актуальности ESG-повестки.
  • В условиях санкций усилия компаний в последующие годы должны быть направлены не столько на управление рисками климатического перехода, сколько на эффективную интеграцию комплексных ESG-практик в стратегию и бизнес-процессы. Второй задачей в условиях снижения стимулов выхода на западные рынки является сохранение наработанных лучших практик и их дальнейшее развитие с учетом требований новых бизнес-партнеров. И наконец, третьей задачей является развитие нормативной и практической базы по выпуску нефинансовой интегрированной отчетности, а также практики верификации отчетности. Разворот в сторону высокой ответственности перед стейкхолдерами не может состояться без аудита степени такой приверженности.

Подробнее читайте в аналитическом обзоре НРА: ESG-рэнкинг российских компаний промышленного сектора.

 

 

Search
Generic filters

Запрос на оказание услуг