Поможет ли российской экономике война в Сирии

Печать

Российский финансовый рынок сдержанно, даже позитивно отреагировал на согласие Совета Федерации 30 сентября дать право использовать российскую армию в Сирии в борьбе против запрещенного в России «Исламского государства». Рубль укреплялся к доллару и евро, росли фондовые индексы. Банки.ру спросил у экономистов, стоит ли ожидать ухудшения экономической ситуации в России или, напротив, отмены западных санкций в связи с войной в Сирии.

30 сентября Совет Федерации единогласно проголосовал за использование российских вооруженных сил за рубежом. За подобным разрешением в верхнюю палату парламента обратился президент как Верховный главнокомандующий в ответ на просьбу президента Сирии Башара Асада оказать военную помощь в борьбе с запрещенным в России «Исламским государством».

На фоне этого решения российские рынки сохранили стабильность. В частности, еще в 10:40 мск 30 сентября, до первых сообщений о решении Совфеда, курс доллара на Московской бирже находился на отметке 65,78 рубля, евро — на уровне 73,88 рубля. После рубль укрепился, и по состоянию на 13:31 доллар стоил 65,48 рубля, а евро — 73,45 рубля. Биржевые индексы России также сохранили утренний рост после новостей о возможности использования ВС РФ в Сирии.

Банки.ру спросил у экономистов, как война в Сирии повлияет на российскую экономику, можно ли ожидать отмены антироссийских санкций, роста мировых цен на нефть и в каких случаях финансовым рынкам стоит опасаться высокой волатильности.

«Расходы будут незначительны на фоне размеров российского бюджета»

Антон Табах, директор по региональным рейтингам RusRating:

– На данном этапе, скорее, никак – судя по заявлениям российских и зарубежных официальных лиц, речь идет о применении ВВС и не идет о каких-либо наземных операциях, а число российских военных советников и специалистов измеряется сотнями и тысячами. Расходы такого рода незначительны на фоне размеров российского бюджета. При этом любые военные операции не способствуют стабильности рынка. Что касается санкций, их отмена или непродление будет предметом политического и дипломатического торга. Но нынешний формат участия в сирийском конфликте вряд ли будет этому способствовать.

«Если Россия начнет более масштабные операции в Сирии, можно ожидать повышенной волатильности на финансовых рынках»

Алексей Девятов, ведущий научный сотрудник ЦЭФИР:

– Думаю, что до тех пор, пока наше вмешательство будет носить ограниченный характер, реакция рынков будет довольно вялой. Что мы, собственно, видим уже сейчас. В этом случае влияние на экономику будет минимальным, мы не понесем каких-то существенных издержек на эту войну. Если Россия начнет более масштабные операции в Сирии, тогда можно ожидать повышенной волатильности на финансовых рынках. В этом случае Центробанк может прибегнуть к интервенциям, потому что поддержание финансовой стабильности для монетарных властей – приоритет.

Санкции не будут отменены, потому что они были введены из-за ситуации на Украине. России хочется восстановить свою репутацию на Западе. Однако война в Сирии вряд ли приведет к отмене санкций, даже если Запад сочтет действия России в Сирии продуктивными.

«Финрынки были готовы к такому решению»

Евгений Надоршин, главный экономист ПФ «Капитал»:

– Реакция рынков на решение Совфеда, в моем понимании, была очень сдержанной. Можно сказать, что реакции практически не было. В существенной степени это решение ожидалось, и оно носит скорее технический характер, что подтверждает единогласное голосование и быстрое принятие этого решения. Финрынки были готовы к такому решению.

Учитывая риторику на сессии Генассамблеи ООН, мы видим смягчение позиции США. Однако большого эффекта ни переговоры, ни решение об участии в операции пока не дают. Те ожидания, которые озвучивались в связи с таким поворотом событий в России, в части санкций в связи с помощью в борьбе с ИГИЛ, пока не реализуются. И я бы не стал строить далеко идущие прогнозы на нынешних результатах. Надо смотреть, но прорыва точно не жду.

«Российским рынком решение Совфеда может быть прочитано как надежда на разрядку геополитической напряженности»

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития:

– Ни о какой наземной операции речи в принципе не идет. Авиаудары по позициям «Исламского государства» наносят и другие страны, причем достаточно давно. Пока причин для глобального изменения на финрынках я не вижу. Однако российским рынком решение Совфеда может быть прочитано как надежда на разрядку геополитической напряженности. Поэтому я не исключаю небольшого улучшения конъюнктуры, но это неустойчивый фактор, который будет зависеть от дальнейшего военно-воздушного присутствия в Сирии и реакции других стран на предложение РФ создать антитеррористическую коалицию.

Цены на нефть всегда отзываются ростом на любые военные действия на Востоке, но в последнее время этот фактор немного сглаживается. Поэтому определенные ценовые скачки могут быть, но это не разворот тенденции. В моменте на решение Совфеда ни рубль в России, ни нефть на мировых рынках практически не отреагировали.

«Не стоит ожидать отмены санкций в связи с сотрудничеством по сирийскому вопросу»

Валерий Вайсберг, директор аналитического департамента ИК «Регион»:

– По итогам заседания Генеральной ассамблеи ООН сегодняшнее решение Совета Федерации выглядит вполне ожидаемым. С учетом того, что президент России исключил полномасштабное участие войск в боевых действиях, это вряд ли повлечет за собой заметное увеличение военных расходов и не станет дополнительным бременем для экономики. С другой стороны, предоставив право реализовать свой сценарий урегулирования на Ближнем Востоке, Запад, безусловно, оставляет за собой право спустя некоторое время оценить результаты действий России в Сирии. Ситуация сейчас слишком сложна, чтобы прогнозировать итоги этого анализа.

С точки зрения финансового рынка, итоги Генеральной ассамблеи ООН являются позитивными, поскольку означают дальнейшее снижение напряженности в отношениях России и Запада. Влияние сирийского конфликта на нефтяные котировки до сих пор было незначительным, и ожидать, что оно возрастет, нет никаких оснований. Поэтому в ближайшее время наиболее вероятно сохранение пары рубль/доллар на текущих уровнях. Соответственно, потребность в интервенциях ЦБ РФ невелика, особенно учитывая, что в рамках операций валютного РЕПО регулятор имеет свободный резерв в размере 18 миллиардов долларов.

Санкции в отношении России четко увязаны с ситуацией на Украине и вокруг Крыма, поэтому не стоит ожидать их отмены в связи с сотрудничеством по сирийскому вопросу.

«Военные расходы будут способствовать росту дефицита бюджета, который и без того планируется в 2016 году на уровне 3%»

Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка БКФ:

– Военные расходы будут способствовать росту дефицита бюджета, который и без того планируется в 2016 году на уровне 3%. С большой вероятностью дефицит бюджета будет финансироваться, во-первых, за счет резервного фонда, который и без того активно опустошается; во-вторых, за счет денежной эмиссии, что будет способствовать девальвации рубля и росту инфляции; в-третьих, за счет увеличения госдолга. Неизбежные спутники политики «пушки вместо масла» — рост налогов и сокращение социальных расходов.

«Позитивный эффект возможен»

Максим Васин, начальник методического отдела НРА:

– Я не думаю, что война на Востоке с тем или иным участием России будет связана с существенными издержками для экономики. Позитивный эффект тоже возможен – как доходы от поставок вооружений, так и эффект от сближения позиций России и стран Запада, что в дальнейшем может ослабить напряженность в отношениях с США и Европой. Основное влияние на финансовые рынки и курс валюты оказывают цены на нефть. Обострение напряженности на Ближнем Востоке, как правило, связано с краткосрочным ростом цены на нефть из-за геополитической напряженности. Поэтому обострение военных действий парадоксальным образом оказывает поддержку экономике, завязанной на экспорте нефти. Существенного влияния на финансовый рынок я не ожидаю.

Можно ожидать, что, в отличие от событий ноября – декабря 2014 года, ЦБ будет активнее присутствовать на валютном рынке, сглаживая чересчур резкие колебания курсов валют. Однако интервенции не будут столь значительными, как во времена регулируемого валютного курса, – все же официально ЦБ декларирует политику свободного курсообразования. Можно также ожидать, что ЦБ не будет скупать валюту при ослаблении рубля, что уже хорошо. Вероятно, регулирование будет также осуществляться за счет изменений лимитов валютного РЕПО и размера ключевой ставки. 

Banki.ru, 30.09.2015