Выстрел наугад

Печать

Аналитик НРА Вадим Тихонов

Финансовые показатели банка ничего не говорят о вероятности отзыва у него лицензии даже для банковских специалистов.

У каждого банка своя судьба, сейчас для кого-то она кажется печальной - полоса темная. Перефразируя классика, все работающие банки похожи друг на друга, а все банки с отозванными лицензиями "несчастливы" по-своему. Можно, как советуют эксперты ("шпаргалок" в Сети предостаточно), разбираться в финансовых показателях, прежде чем становиться клиентом банка, но далеко не всегда такое знание - панацея от проблемных банков.

Конечно, есть какие-то общие тренды финансовых показателей, но, к примеру, в текущем году смотреть на прибыльность банка большого смысла нет. Рост вкладов физических лиц, так называемый "фактор пылесоса", когда банк собирает деньги населения и очень быстро растет на этих "дрожжах", - тоже неоднозначный признак. Есть пример Мособлбанка, принимавшего "забалансовые" неучтенные вклады. На его санацию СМП Банк снова просит добавки государственных средств. Также в текущем году наблюдался рост депозитов физических лиц, последовавший вслед за оттоком в декабре 2014 года - январе 2015 года, после чего банки поднимали ставки по вкладам, чтобы удержать средства клиентов и не терять ликвидность. Многим это более чем удалось.

Нормативы ликвидности после декабря прошлого года в основном принимают значения существенно выше требуемого регулятором минимума. Только это, к сожалению, не гарантирует способности банка выдать средства всем желающим, даже если таковых немного. Более-менее реально ситуацию с наличием средств "здесь и сейчас" отражают средства на корсчете и депозиты в Банке России, государственные ценные бумаги; относительно-наличные средства в кассе и средства на корсчетах в других банках. Сумма этих активов объединена в показатель "Высоколиквидные активы" в таблице к статье.

Однако если все-таки попробовать поймать общее, выделить группу "сигнальных огней" в этой небольшой выборке финансовых показателей банков, лишенных лицензий, то первое, что обращает на себя внимание, - это динамика вкладного портфеля за год до отзыва. У половины из приведенных в таблице 20 крупнейших банков, потерявших лицензию в 2015 году, динамика вкладного портфеля за 12 месяцев до отзыва достаточно высока (более 35% за 12 месяцев). И у большинства это происходит на фоне сокращения средств корпоративных клиентов и невысокой (иногда снижающейся) доли высоколиквидных активов.

Также можно обратить внимание на достаточность капитала (обязательный норматив Н1). Значения, близкие к пороговому значению 10%, на последнюю доступную отчетную дату перед отзывом лицензии зафиксированы у 6 из 20 банков, а Метробанк даже нарушил десятипроцентный минимум. При этом за год до отзыва нормативы 7 банков из того же списка были ниже 11%. То, что они все же остались без лицензий, с одной стороны, говорит само за себя, но с другой - даже 10,01% еще не нарушение норматива. И многие банки, не настроенные на активное развитие и кредитование, остаются "в живых" с такими значениями Н1. Более того, основанием для отзыва лицензии является снижение норматива достаточности капитала ниже 2%. Около этой грани сейчас находится Связной Банк, с марта 2015 года стабильно нарушающий минимальное значение Н1.

11 банков из 20 на последнюю дату перед отзывом были убыточными, но, учитывая общие рыночные показатели по прибыли, эти суммы точно не попали бы в 20 крупнейших, за исключением СБ Банка (убыток на 1 февраля 2015 года составил 12,2 млрд рублей при размере активов 56,2 млрд рублей).

В целом финансовые показатели по рынку в текущем году действительно не очень хорошие. Виной тому и сильное замедление кредитования с полной остановкой некоторых его видов, и рост просроченных кредитов, резервов на возможные потери, убытков, и снижение достаточности капитала, и ряд других факторов. Но и более "тонкие настройки", вроде инсайда и непубликуемой информации, слухов с тематических ресурсов, появляются зачастую слишком поздно.

Меньше года назад активно говорили о том, что средства Агентства по страхованию вкладов (АСВ) на исходе и их не хватит на выплаты вкладчикам крупных банков, поэтому среди "крупняка" отзывов ждать не стоит. Тем не менее среди потерявших лицензии в этом году "Российский кредит" (объем вкладов - 42,7 млрд рублей), банк "Транспортный" (объем вкладов - 38,7 млрд рублей), Пробизнесбанк (объем вкладов - 27,2 млрд рублей), СБ Банк (объем вкладов - 21,7 млрд рублей). И это только крупнейшие кредитные организации.

Эпидемия потери банковских лицензий при таких вводных не дает объективной картины даже для банковских специалистов. Рынок межбанковского кредитования в текущем году продолжает сокращаться, стабильно и исправно работают только лимиты на банки первого круга (топ 20). Зато средства государственных фондов и организаций размещаются в проблемных банках. Так, 900 млн рублей Фонда социального страхования были размещены на счетах в "Российском кредите" Анатолия Мотылева, а основным толчком к санации Фондсервисбанка стал отказ в выдаче средств ГК "Роскосмос". Средства в таком объеме - более 40 млрд рублей на 1 мая 2015 года - оперативно вернуть было бы затруднительно для любого банка. Потом, разумеется, всплыли другие детали, "нарисованные" активы, санатор в лице Новикомбанка, и остановка публикации отчетности Фондсервисбанка в открытом доступе.

Нынешний кризис не стал поводом для ЦБ к смягчению условий. Скорее, наоборот. Кризис, похоже, даже на руку регулятору. Особенно если задача по сокращению количества банков действительно существует. Жаль только, что необходимый минимум не называется. Глава Банка России при этом говорит про устойчивость банковского сектора в целом. Однако устойчивость при столь регулярном отзыве банковских лицензий вряд ли очевидна рядовому потребителю. За 2 с небольшим года работы Эльвиры Набиуллиной на нынешнем посту количество действующих банков сократилось с 894 до 727. Пожалуй, плохого в этом ничего нет, просто со стороны действия регулятора не всегда понятны. У некоторых организаций очевидные проблемы до отзыва существуют по полгода, успевая полнить слухами банковское сообщество (ОПМ-Банк, "Российский кредит"), а некоторые лишаются лицензии гораздо быстрее, как крупный Пробизнесбанк, являющийся головной организацией банковской группы, отвечавшей к тому же за финансовое оздоровление самарской "Солидарности". По поводу этого самого оздоровления. Несколько обидно за отсутствие санации более открытых, понятных и, очевидно, более рабочих с рыночной точки зрения банков (вспомнить хотя бы "Банк24.ру"), нежели пресловутый Фондсервисбанк или Мособлбанк, продолжающий всасывать деньги государства, как черная дыра. А точнее, обидно за клиентов таких банков, которые, в отличие от вкладчиков, страховых выплат не получают, а ждут, иногда годами, своей "третьей" очереди на возмещение. Можно говорить, что дело в некачественном управлении, и в этом не может не быть доли правды, но для того и вводится внешнее управление, привлекаются санаторы. Кроме того, небольшим и средним банкам подстроиться под резкую политику регулирования не всегда получается оперативно. Два года работы нынешнего руководства ЦБ в сложный для экономики страны и банковского рынка период - не такой большой срок для коррекции устоявшейся бизнес-модели даже небольшого банка при условии, что такая модель хорошо отстроена и заложена в существующую стратегию. Вопросов больше, чем ответов. Но, исходя из заявления АСВ о намерении перейти на финансирование страховых выплат за счет кредитов Банка России (при снижении размеров фонда ниже 40 млрд рублей), совершенно очевидно, что продолжение следует.

Профиль, 14.09.2015