«Опасный курс: валютные риски банков и их клиентов» - результаты круглого стола НРА и Банки.ру

Печать

Новый виток ослабления рубля в августе, спровоцированный снижением цен на нефть вкупе со слабой макроэкономической статистикой, свидетельствует о том, что кризис в нашей экономике далек от завершения. Как банковский бизнес приспосабливается к новым условиям, банкиры обсудили в ходе круглого стола Банки.ру и Национального рейтингового агентства (НРА) «Опасный курс: валютные риски банков и их клиентов».

Ситуация в банковской системе далека от стабилизации, несмотря на заверения властей. Банковский сектор балансирует на грани убыточности. Банки и население пытаются приспособиться к резким колебаниям валютного курса. Об этом шла речь 14 сентября на круглом столе Банки.ру и НРА «Опасный курс: валютные риски банков и их клиентов».

Всем банкам не поможешь

Сейчас курс рубля подвержен влиянию многих факторов, которые находятся вне зоны влияния Центробанка, считает главный экономист ФГ «БКС» Владимир Тихомиров. «Сегодня мы видим существенную зависимость курса национальной валюты от внешних факторов. Если в кризис 2008—2009 годов монетарные власти управляли курсом, то сейчас он находится в полной зависимости от нефти. Стоимость же нефти зависит от целого ряда факторов, начиная от баланса спроса и предложения и заканчивая геополитическими факторами. Конечно, в критический момент Центробанк будет вмешиваться в курсообразование, но косвенными инструментами», — отмечает Тихомиров.

Что касается влияния курса рубля на банковский сектор, оно достаточно негативное, потому что банки вынуждены закладывать в свои модель вариант худшего сценария развития с тем, чтобы обезопасить себя на будущее, констатирует эксперт. «Кроме того, банки испытывают сложности и в связи с сокращением доходов, потому что доходы сокращаются непосредственно у их действующих и потенциальных клиентов», — добавляет Тихомиров.

«Локально девальвация ничего хорошего не несет, но в среднесрочной и долгосрочной перспективе одни сегменты экономики будут укрепляться, а другие ослабляться. В целом это может быть положительно», — надеется вице-президент, директор департамента инвестиционно-банковских решений, покрытия и продаж банка «Открытие» Александр Мансир.

«ЦБ продолжает помогать банкам. Так, порядка 45 миллиардов долларов было выдано через операции годового РЕПО. Так мы получаем помощь для банковского сектора. Но проблема в том, что у регулятора нет возможности оказывать поддержку всему банковскому сектору. Ее получают лишь крупные игроки, а средним и мелким приходится выживать за счет своих сил. Из-за этого мы наблюдаем процессы слияния, в которые банки вступают уже чуть ли не на стадии банкротства», — говорит Владимир Тихомиров.

«Банки стали подозрительнее»

На фоне кризиса количество контрагентов на рынке межбанковского кредитования снизилось на 30—40%, однако обороты кредитования в денежном выражении практически не снизились. Об этом заявил Александр Мансир.

«Банки стали подозрительнее, и количество контрагентов на рынке МБК снизилось. Однако в денежном выражении изменения были несильными», — говорит Мансир. Как отмечает банкир, в связи с кризисом изменилась и срочность операций. Если раньше популярными были сделки на месяц, то сейчас грамотный риск-менеджмент не рекомендует предоставлять кредиты на такой длительный срок, и средства в основном выдаются на две недели с возможной пролонгацией.

По словам вице-президента Интеркоммерц Банка Алексея Воронова, рынок МБК сильно изменился, причем эти изменения наблюдаются еще с 2008 года, когда банки столкнулись с глобальным кризисом ликвидности. «До этого все жили с убеждением, что ликвидности достаточно. Во время кризиса пришло понимание, что ликвидности нет ни за какие деньги», — напомнил Воронов.

«Межбанковский рынок держится на дружественных отношениях, доверии и взаимопонимании. Потому что сейчас он непредсказуем, — отметила руководитель направления финансовых институтов Русславбанка Мадина Саидходжаева. — Например, мы, прежде чем размещать или привлекать средства, проводим глубокий анализ наших контрагентов. Однако надеемся, что ситуация наладится».

«Я думаю, что такая ситуация на межбанке будет продолжаться ровно столько, сколько будут кризисные явления», — прогнозирует Мансир.

ОВП на нуле

За последние годы площадка Московской биржи сильно изменилась, превратившись из межбанковского рынка в валютный рынок, где примерно 50% оборота спот-инструментов совершаются по агентской схеме, говорит директор департамента валютного рынка Московской биржи Владимир Яровой. «В свою очередь, банки стараются не брать открытую валютную позицию, потому что это становится рискованно для самого банка. Сейчас банки держат ОВП на нуле. Однако это им не мешает зарабатывать деньги на обменных операциях», — утверждает он.

«Средний объем торгов за первые восемь месяцев 2015 года составил 20,5 миллиарда долларов. Лидирующее место составляет пара доллар/рубль — 83%, следом идет евро, а после него — юань. Также на бирже ведутся торги с белорусским рублем, казахским тенге и украинской гривной», — рассказал Яровой.

«Банк горел, кредит гасился»

Сегодня получить валютный кредит достаточно сложно. Если говорить про первое правило при выборе кредита, то оно остается прежним: занимать в той валюте, в которой у предприятия выручка, напоминает Александр Мансир из банка «Открытие».

«Что касается валютных кредитов, если компания брала кредит, когда доллар стоил 35 рублей, она могла напрямую договориться с банком о том, чтобы конвертировать долг по фиксированному курсу. Намного сложнее те ситуации, при которых банк лишается лицензии, а в какой валюте гасить ему кредит, непонятно. В этом случае компании следует переговорить с временной администрацией, потому что непогашенный кредит у банка с отозванной лицензией все равно войдет в кредитную историю и существенно подпортит ее», — предостерегает Мансир.

«Как прежде не заживем»

Часто на бытовом уровне проскакивает мысль, что сейчас такой период нестабильности, но вот скоро он закончится и тогда мы заживем, как прежде, однако не стоит на это надеяться, — считает вице-президент Интеркоммерц Банка Алексей Воронов. — Период волатильности либо не закончится никогда, либо закончится, но очень нескоро. К этому надо привыкнуть и населению, и банкам, и экономическим агентам».

«Эта волатильность приведет к другому тренду, который мы уже начали наблюдать, — к дедолларизации депозитов. Это не плохо и не хорошо, это просто новые условия. При этом банки не могут управлять поведением клиентов через снижение ставок по валютным кредитам, так как это угрожает оттоком ликвидности: клиенты просто заберут свои средства и унесут их в тот банк, который предлагает ставки повыше», — предостерег Воронов.

Банки.ру,15.09.2015