Банковское дело. Единое лизинговое пространство ЕАЭС - спасательный круг в условиях геополитических вызовов

Автор: управляющий директор Рейтинговой службы НРА С. Гришунин
 
Состояние лизинговой отрасли в странах ЕАЭС
 
В условиях ограниченных инвестиционных возможностей лизинг – один из наиболее эффективных инструментов промышленной политики стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Этот вид деятельности значительно расширяет возможности компаний в вопросах технического перевооружения. Он предполагает временное использование дорогостоящих производственных активов и их последующий выкуп. Преимущества лизингополучателя очевидны – не нужны значительные единовременные инвестиции, процедуры быстрые и простые, лизинг не требует дополнительных гарантий. У лизингополучателя также есть возможность выбрать гибкий график платежей, что важно для предприятий, действующих на волатильных, сезонных рынках. Для малого и среднего бизнеса в странах ЕАЭС лизинг – это уникальная, зачастую единственная возможность нарастить промышленную базу.
В последние годы лизинговый рынок в странах ЕАЭС демонстрировал устойчивую положительную динамику. Она коррелировала с ростом валового внутреннего продукта (ВВП), а также объемами промышленного производства и инвестиций в основной капитал стран Союза. В 2021 г. рынок показал впечатляющий восстановительный рост после кризиса, связанного с распространением новой коронавирусной инфекции. Объем полученных компаниями лизинговых платежей рекордно вырос (на 32%, до 22 млрд долл. США).
 
В условиях ограниченных инвестиционных возможностей лизинг – один из наиболее эффективных инструментов промышленной политики стран Евразийского экономического союза.
 
Одной из существенных особенностей лизинговой отрасли в ЕАЭС является большая доля российского лизинга. Это объясняется большим объемом и высоким уровнем зрелости российского рынка. На конец 2021 г. объем нового бизнеса лизинга в России составил рекордные 2,2 трлн руб. (примерно 30 млрд долл. США), а совокупный портфель активов лизинговых компаний достиг 6,5 трлн руб. (около 87 млрд долл. США). Доля лизинговых платежей, полученных российскими организациями, превысила 90% всего объема таких платежей в странах Союза. Потенциал развития лизинга в ЕАЭС огромен. Большая часть инвестиций в странах Союза финансируется за счет собственных средств предприятий. В то же время доля инвестиций в основной капитал через финансовые институты (например, товарный кредит, прямое кредитование) остается незначительной и постоянно сокращается. В рамках Союза к 2021 г. она снизилась до 2% с 4 в 2017 г. Наибольшее сокращение наблюдалось в Республике Беларусь. Здесь доля инвестиций в основной капитал через финансовые институты снизилась с 8% в 2017 г. до 2% в 2021 г. В условиях, когда банки не стремятся финансировать промышленное развитие, их место должен занять лизинг. С его помощью объем инвестиций в основной капитал через финансовые организации может вырасти до 6–8% ВВП.
Еще один индикатор большого потенциала лизинговой отрасли – высокая степень износа основных средств во всех странах ЕАЭС. Если в России состояние основных фондов постепенно улучшается и степень их износа уменьшилась до 38% в 2021 г. с 48% в 2016 г., то в остальных странах Союза ситуация по-прежнему удручающая. О недостаточных темпах модернизации экономики также свидетельствует значительная доля незадействованных производственных мощностей предприятий. Проигрывают страны ЕАЭС ведущим развитым и развивающимся экономикам также и по уровню технологичности производств.
Если удельный вес высокотехнологичных товаров в общем объеме экспорта Китая составляет около 40%, то среди стран ЕАЭС этот показатель равен 5% у Казахстана и около 2–2,5% у России и Республики Беларусь. Развитие лизинга может значительно ускорить техническое и технологическое перевооружение экономик этих стран за счет переоснащения производства.
 
Беспрецедентный кризис отрасли в 2022 г.
В 2022 г. лизинговая отрасль крупнейшей экономики ЕАЭС – России – столкнулась с беспрецедентными вызовами, связанными с реализацией геополитических рисков вокруг Украины. Исходя из доминирующей доли рынка России на лизинговом пространстве Союза кризис окажет в этом году существенное негативное влияние на показатели отрасли в целом. Особенность текущего кризиса в России заключается в «схождении в одной точке» товарного дефицита на большинство предметов лизинга из-за санкций – с заградительной ставкой кредитования в начале 2022 г. Наибольшие риски для отрасли несут санкционные ограничения, так как они нацелены на замедление развития экономики, пресечение поставок уникальных ресурсов или критически важных средств производства (например, технологий, программного обеспечения, электронных компонентов; средне- и низкотехнологических единиц сырья и комплектующих, ранее не воспринимавшихся как цель импортозамещения). Также санкции предполагают пресечение доступа на критически важные рынки, блокирование платежей, деградацию научного обмена и научноисследовательской деятельности. НРА прогнозирует, что инвестиции в основной капитал в стране в 2022 г. упадут на 25–30% по сравнению с предыдущим годом.
 
Развитие лизинга может значительно ускорить техническое и технологическое перевооружение экономик стран ЕАЭС за счет переоснащения производства.
 
Во второй половине 2022 г. денежно-кредитная политика продолжит постепенно смягчаться. Ключевая ставка, по прогнозам НРА, к концу года составит 7,5–8% годовых. Это позволит лизинговой сфере «дышать». Отрасли нужна также и поддержка от банков в виде отказа от постулата «лизинг – высокорисковая деятельность». Задачей банков в современных условиях должно стать предоставление бизнесу фондирования по разумным ставкам.
 
Однако структурное ухудшение преодолеть так просто не получится. Значительно снизилось предложение техники, она подорожала, осложнились ввоз и обслуживание, экономические связи и развитие в целых секторах. По прогнозам Агентства, сокращение числа договоров и предоставленных лизингополучателям предметов может составить от 40 до 50%. Перенастройка логистических цепочек идет медленно, в первую очередь из-за блокирования платежей. Так, импорт из Китая в мае 2022 г. вырос всего на 7,2% при одновременном росте экспорта на 46,5%. Падение может прекратиться лишь ко второму полугодию 2023 г. по мере формирования новых цепочек поставок и снижения общего индекса страха.
 
Структурный кризис дифференцированно затронет разные продуктовые сегменты. Наибольшее падение (около 60%) по количеству предметов лизинга НРА ожидает в сегментах автотранспорта. Санкции Евросоюза значительно снижают потребность в грузовом транспорте, а в розничном сегменте будет чувствоваться существенный недостаток автомобилей. Ситуация частично компенсируется лизингом подержанных машин.
 
Несмотря на высокий отложенный спрос на обновление производственных мощностей в 2021 г., в текущем году этот сегмент снизится на 40% из-за отсутствия оборудования. Наименьшее падение ожидается в сегменте спецтехники (минус 30%), железнодорожного и водного транспорта (минус 20–25%) и недвижимости (минус 15%), что связано с продолжением реализации национальных проектов.
Корни структурного кризиса – в отсутствии самодостаточности России в критических технологиях. Еще в октябре 2021 г. Институт Гайдара опубликовал результаты опроса, согласно которому основной помехой импортозамещения в промышленности остается «банальное отсутствие российских аналогов любого качества». Второй ограничивающий фактор – низкое качество отечественного оборудования и сырья. Поэтому для преодоления кризиса потребуется существенное время. Необходим перевод экономики России на рельсы повторной индустриализации по большинству критических технологий.
Высокая доля России в структуре лизинга ЕАЭС негативно скажется на развитии отрасли Союза. НРА ожидает сокращение объема полученных компаниями лизинговых платежей на 30–35%.
Уменьшение количества предметов лизинга будет частично компенсировано за счет роста стоимости предметов лизинга, вызванного инфляцией.
 
Единое лизинговое пространство – спасательный круг и способ добиться устойчивого экономического роста Один в поле не воин, и в согласном стаде и волк не страшен. Преодолеть структурный кризис, поддержать лизинговую отрасль и дать ей новые стимулы для развития способно ускоренное развитие единого лизингового пространства стран ЕАЭС.
 
Лизинг критически важной техники, производство аналогов которой нельзя оперативно наладить на территории России, возможен через страны ЕАЭС.
 
Понятно, что санкции ускорят импортозамещение, но есть позиции, по которым закрыть потребность физически не удастся даже на горизонте 5–10 лет. Часть недостающих на российском рынке предметов лизинга можно восполнить с рынков ЕАЭС. Это, например, касается высокотехнологичной продукции или транспортных средств из Казахстана и Республики Беларусь.
Совместная работа лизинговых компаний стран ЕАЭС поможет налаживанию альтернативной логистики. Трансграничный лизинг на территории Союза будет содействовать оперативному обновлению основных фондов предприятий, особенно в тех отраслях, где решается задача импортозамещения: транспортном машиностроении, фармацевтической промышленности, высокотехнологичных секторах и сельском хозяйстве. Общее лизинговое пространство способно помочь создать единые для
стран Союза источники фондирования операций.
 
Здесь необходимо углублять использование льготного финансирования совместных проектов через Евразийский банк развития и Евразийский фонд стабилизации и развития, ликвидировать барьеры перетока капитала на пространстве ЕАЭС, создавать новые источники «длинных» денег. Кроме того, создание единого лизингового простран-ства Союза позволит более широко использовать подержанную технику во всех странах-участницах. ЕАЭС может более эффективно работать и со странами БРИКС, подобное сотрудничество значительно усилит переговорную позицию и позволит добиться лучших результатов. Наконец, это ускорит проведение платежей за оборудование.
 
Что же нужно для ускоренного развития единого лизингового пространства? Это, безусловно, стабильная нормативная база, понятная для всех игроков рынка ЕАЭС. Она не должна противоречить принципам и нормам договора ЕАЭС и возводить барьеры между странами. Необходимо стремиться к устранению всех законодательных, юридических и иных препятствий для свободного движения товаров и услуг, осуществления трансграничных платежей (переход на расчеты в национальных валютах, использование цифровых валют) и предпринимательской деятельности.
Также необходимо стремиться к установлению единых правил субсидирования лизинга и поддержки предпринимательской инициативы. Такое развитие кооперации приведет к более быстрому и более качественному восстановлению лизинговой отрасли на пространстве ЕАЭС.
 
Устойчивое развитие – перспективная форма взаимодействия в рамках единого лизингового пространства ЕАЭС 
 
Одной из перспективных форм совместной работы лизингодателей стран ЕАЭС является  поэтапное развитие зеленого и социально ответственного лизингового бизнеса. Ведь соблюдение принципов устойчивого развития становится необходимым условием для дальнейшего развития экономики и в ближайшее десятилетие будет все сильнее влиять на лизинговый рынок. Изменение требований инвесторов, бирж, регуляторов, рейтинговых агентств в отношении интеграции экологических, социальных и управленческих факторов (ESG) в деятельность компаний формирует фактор востребованности рынком – следствие, которым уже нельзя пренебрегать.
 
Геополитический кризис замедлил энергопереход из-за нарушения логистических поставок, но не снял его с долгосрочной повестки дня. Реиндустриализация в странах ЕАЭС должна осуществляться с применением новых, экологически эффективных источников энергии. У стран ЕАЭС есть все возможности и ресурсы для этого. Однако сейчас доля инвестиций на зеленые цели в странах ЕАЭС остается низкой, объем выбросов на душу населения – значительным, положительная динамика почти не наблюдается. На конец 2020 г., по данным Евразийской экономической комиссии, капиталовложения на зеленые цели в странах Союза составляли менее 0,2% ВВП. При этом выбросы загрязняющих веществ с 2016 г. стабильно оценивались более 110 кг на душу населения.
 
Переход на зеленые рельсы требует значительных инвестиций, и собственных средств для этого может оказаться недостаточно. В связи с этим лизинговые компании должны сыграть ключевую роль в обеспечении энергоперехода за счет предложения экологичных активов нефтегазовой, транспортной, энергетической, целлюлозно-бумажной отраслям, фармацевтике и строительству. Кроме того, по мере осознания необходимости энергоперехода средний и крупный бизнес станет чаще обращаться к лизинговым компаниям, имеющим ESG-компетенции и готовым стать участниками обновления основных фондов в рамках стратегии снижения выбросов или уменьшения углеродного следа. Лизингодатели в ЕАЭС могут стать лидерами в области адаптационного лизинга, заключая сделки по лизингу автомобилей, самолетов, железнодорожной техники, водного транспорта, использующих щадящие для окружающей среды технологии (например, сжиженный природный газ).
 
К сожалению, на сегодняшний день лишь незначительное число крупных игроков отрасли предлагают в ЕАЭС программы финансирования зеленых сделок (СберЛизинг, ВТБ лизинг, ГТЛК, Альфа-Лизинг). Причиной этого, наряду с нехваткой технологий, является отсутствие стимулов энергоперехода, неэффективность инфраструктуры зеленого финансирования и несинхронизированность законодательной базы стран Союза.
 
Для гармонизации политики и инструментов в области климата и ESG на территории ЕАЭС необходимы следующие шаги.
1. Создание единой на пространстве ЕАЭС ESG-инфраструктуры: системы ESG-рейтингов, верификации и сертификации проектов и инициатив ESG, единых стандартов ESG-отчетности. Должно быть взаимное признание рейтинговых методологий и методологий оценки и верификации. В свою  очередь, эти инструменты должны быть совместимы с мировыми аналогами, но отвечать объективным потребностям стран ЕАЭС.
2. Создание единой таксономии или взаимное признание таксономий ESG на территории ЕАЭС. Это облегчит инвестиции в эту сферу из любого финансового рынка стран Союза. 
3. Создание унифицированной системы учета выбросов и торговли углеродными единицами.
4. Унификация зеленого регулирования на всем пространстве ЕАЭС. Это относится к льготным экологическим сборам и льготам по налогу на прибыль для компаний, реализующих ESG-проекты.
5. Предоставление субсидирования процентных ставок, государственных гарантий, иных форм льготного финансирования через институты развития ЕАЭС. Создание единого механизма возмещения затрат на выпуск, рейтингование и верификацию ESG-проектов и инструментов.
6. Создание унифицированного перечня наилучших доступных технологий.
7. Формирование единой платформы реализуемых и перспективных ESG-проектов на территории ЕАЭС. Это поможет инвесторам легче находить объекты для вложения средств, определять трансграничный углеродный след логистических цепочек. Кроме того, такая платформа позволит искать партнеров на проекты и анализировать лучшие практики.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Лев Николаевич Толстой в притче «Веник» устами мудрого отца напутствовал: «Если вы будете дружно жить, никакая беда вас не одолеет; а как разойдетесь по одному, тогда все пропадете». Поэтому единственным рецептом выхода из структурного кризиса является ускорение создания и укрепление единого лизингового пространства ЕАЭС. Для этого необходимо отказаться от экономического национализма, гармонизировать институциональные и законодательные подходы и создать единые источники фондирования лизинговых операций. В свою очередь, зеленый переход может стать катализатором сближения на пространстве ЕАЭС, так как значительные инвестиции в создание новых производств невозможны без участия лизинговой отрасли.