Коммерсант. Устойчивые поставки на грани выживания

В конце февраля у многих компаний реализовались риски, связанные с потерей поставщиков и подрядчиков, разрушением логистических цепочек, проблемами с платежами. Теперь приоритетами являются стабильность бизнеса и создание новых связей, считает управляющий директор проектов развития Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.
 
Виктор Четвериков подчеркивает, что Россия остается частью глобальной экономики, а с точки зрения поставок интеграция ESG в бизнес по-прежнему является элементом конкурентного преимущества как при сужении, так и при расширении рынка. Хотя логистика усложнилась, учет ESG-факторов продолжит играть важную роль для новых контрактов и выстраивания отношений с бизнесом из СНГ, Азии, с Ближнего Востока, считает Виктор Четвериков. 
 
Бизнес адаптируется к разрывам логистических цепочек с учетом ESG
 
Пандемия COVID-19 и военные действия на Украине еще больше осложнили формирование устойчивых цепочек, а компаниям приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы сохранить стандарты ESG в работе с поставщиками. Из-за западных санкций российский бизнес стал искать партнеров в странах СНГ, Азии и Ближнего Востока, где требования к ESG зачастую не менее жесткие, чем на Западе.
 
Факторы давления
В свежем отчете «Политика устойчивого развития цепочки поставок: состояние дел» Всемирного экономического форума (ВЭФ) анализируется изменение подхода к устойчивым поставкам за последние несколько лет. Для этого были интервьюированы 17 глобальных компаний, чьи логистические цепочки охватывают весь мир или крупные регионы, а компании входят в число лидеров по устойчивому развитию в своих сегментах.
 
Практически все респонденты заявили, что устойчивые цепочки поставок в последние три-четыре года стали одним из основных факторов повышения конкурентоспособности. Многие компании связали устойчивость цепочек поставок с долгосрочным финансовым успехом компании, прежде всего из-за операционных выгод: сокращения потерь, повышения энергоэффективности и оптимизации процессов. Важную роль играет и изменение интересов инвесторов, которые охотнее финансируют компании с высокими показателями ESG. «Согласно недавнему опросу Massachusetts Institute of Technology, конечные потребители и инвесторы заняли третье и четвертое места в качестве сторон, оказывающих давление на фирмы для обеспечения устойчивости поставок»,— говорится в отчете ВЭФа.
 
Однако главный источник давления на бизнес — правительства и международные организации, замечают в ВЭФе. В последние несколько лет правительствами разных стран принято множество директив: от ограничений поставок неустойчивых продукции и импорта до новых требований к финансовому регулированию и «должной осмотрительности» в цепочках поставок. Например, штат Нью-Йорк сейчас рассматривает законопроект, который требует раскрытия информации об экологических и социальных аспектах в цепочках поставок ритейлеров и производителей модной одежды. Европейская комиссия в феврале предложила директиву о комплексной проверке корпоративной устойчивости, включающую обязанность корпораций выявлять, предотвращать и минимизировать факты нарушения прав человека и негативного воздействия на окружающую среду в цепочках поставок.
 
 
Корпоративный баланс
Чтобы добиться максимально высоких показателей ESG, компаниям приходится уделять работе с поставщиками все больше внимания. Одним из явных изменений в последние годы стало активное вовлечение корпораций в управление парниковыми выбросами в цепочке поставок, отмечают в ВЭФе. Компании отслеживают косвенные выбросы в цепочке создания товара. Относительно новый аспект устойчивости цепочки — акцент на экономике замкнутого цикла. Корпорации чаще ставят цели по перерабатываемости и вторичному использованию материалов. Это может стать позитивным сигналом для определенных рыночных ниш (см. материал «Кладезь восстанавливаемых ресурсов»).
 
Развитие движения за социальную справедливость привело к тому, что корпорации в том числе стали уделять больше внимания разнообразию и диверсификации поставщиков, доступу к корпоративным закупкам небольших компаний, компаний из развивающихся стран. Корпорации переходят от роли «наблюдателей» и «полицейских», которые только оценивают со стороны соответствие поставщиков принципам ESG, в категорию «врачей», помогая своим контрагентам стать устойчивее. В отчете приводится пример компании Philips, которая работает с поставщиками над улучшением их ESG-показателей.
 
Новые вызовы
Пандемия и украинский кризис усложнили проблему устойчивых поставок. Некоторые компании задумались о своей ответственности за безопасность поставщиков из зон конфликтов. В ВЭФе подчеркивают важность взаимодействия и сотрудничества с поставщиками. «Необходимо тщательно разработать и скоординировать более строгий подход к корпоративной ответственности по отношению к цепочкам поставок, чтобы избежать полного разобщения с сообществами, что может усугубить экологический и социальный ущерб. Если глобальные фирмы действительно покидают страну, их деятельность часто продается местным фирмам, у которых может быть меньше стимулов для повышения стандартов»,— говорится в отчете.
 
Устойчивость поставок может ослабить и несогласованное законодательство в разных странах, которое создает «пестрый набор требований соответствия» и приводит к чрезмерной бумажной волоките. Поэтому в ВЭФе рекомендуют правительствам использовать существующие международные руководящие принципы в качестве отправной точки для разработки политики обеспечения устойчивости цепочки поставок. Частные компании также опираются на принципы ООН и другие международные директивы в надежде на то, что это обеспечит соответствие разным национальным требованиям.
 
Другая устойчивость
Вопрос ESG и устойчивых поставок был актуален в контексте международной кооперации, которая сегодня активно пересматривается, говорит глава экспертного центра ESG-трансформации «Деловой России» Андрей Черногоров. Текущая политическая ситуация поставила под сомнение устойчивость не только российских, но и международных цепочек поставок. «В энергетике политика подвинула на второй план вопросы устойчивости и экологии. Даже если ЕС закупает достаточно компрометированные виды топлива без всяких — кроме политических — оснований, то что говорить про российский бизнес, который поставлен на грань выживания»,— сетует он.
 
В конце февраля у многих компаний реализовались риски, связанные с потерей поставщиков и подрядчиков, разрушением логистических цепочек, проблемами с платежами. Теперь приоритетами являются стабильность бизнеса и создание новых связей, считает управляющий директор проектов развития Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.
 
Смысловое наполнение термина «устойчивость в поставках» в текущих условиях стало абсолютно другим, говорит руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития» Светлана Бик. Ранее он указывал на то, есть ли у компании требования по стандарту ESG в положениях о закупках, применяет ли она их в работе с поставщиками. Сейчас это в первую очередь сохранение производства и принятие мер для выживания бизнеса. По ее словам, эта проблема актуальна не только в РФ — на Западе тоже много говорят об опасности разрывов логистических цепочек для социально-экономического развития. «Когда предприятия адаптируются и физическая устойчивость поставок будет обеспечена, можно будет возвращаться к первоначальному смыслу понятия устойчивости»,— считает эксперт.
 
Апрельский опрос «ESG-реальность России» агентства ESG Consulting показал, что крупные российские компании продолжат ESG-трансформацию, в том числе развитие устойчивых поставок. Так, РУСАЛ объявил тендер на подбор подрядчика для довольно обширного проекта по ESG-просвещению своих поставщиков и выстраиванию устойчивого взаимодействия. В мае «Сбер» запустил сервис «Зеленая цепочка поставок», который позволит контрагентам оценить свой уровень ESG, получить ESG-сертификат и войти в список ответственных поставщиков.
 
Впрочем, основатель ESG Consulting Екатерина Герус считает, что для средних компаний внедрение принципов ESG в цепочку поставок сейчас не будет приоритетом. «Все ждут конкретных мер поддержки, которые, безусловно, подтолкнут ESG-развитие бизнеса»,— говорит при этом она, ссылаясь на заявленную властями поддержку вложений в устойчивое развитие.
 
Виктор Четвериков подчеркивает, что Россия остается частью глобальной экономики, а с точки зрения поставок интеграция ESG в бизнес по-прежнему является элементом конкурентного преимущества как при сужении, так и при расширении рынка. Хотя логистика усложнилась, учет ESG-факторов продолжит играть важную роль для новых контрактов и выстраивания отношений с бизнесом из СНГ, Азии, с Ближнего Востока, считает Виктор Четвериков. И ESG-требования шанхайской и гонконгской бирж не менее жесткие, чем на Западе, отмечает Екатерина Герус (см. стр. 1). «Глобальные вызовы человечеству никуда не исчезли, они требуют решения. ESG — это американо-европейская концепция, но могут появиться альтернативные, к примеру Ru-ESG или BRICS-ESG. Они будут затрагивать повестку развивающихся стран»,— фантазирует Андрей Черногоров.