Эксперт. Крупным легче выжить

Как отметила аналитик банковских рейтингов Национального рейтингового агентства (НРА) Наталия Богомолова, объединение банков возможно лишь при условии, что у "Интерроса" будет контрольный пакет акций Тинькофф-банка. В настоящее время больше 55% акций находится в публичном обращении. Поэтому в ближайшей перспективе в НРА считают, что банки будут функционировать как отдельные юридические лица.
 
Вместо усиления не подпавших под санкции средних и мелких банков мы, похоже, получим новый виток укрупнения на банковском рынке
 
Второй банк России, ВТБ (активы на начало февраля 2022 года – 19,5 млрд рублей), в ближайшее время станет еще больше. Объединение, а фактически поглощение "Открытия" (3,4 млрд рублей активов, 7-е место среди российских банков по этому показателю) и РНКБ (341 млн рублей активов, 28-е место по активам) позволит Андрею Костину улучшить финансовое положение находящегося под санкциями ВТБ.
 
ВТБ подстраховался перед выходом в Крым
 
Идею объединения банков уже поддержал ЦБ. Как заявила его глава Эльвира Набиуллина, сделка необходима, так как находящийся сейчас под контролем регулятора банк "Открытие" все равно невозможно продать.
 
Напомним, что ЦБ забрал на санацию "Открытие" еще в 2017 году. Приватизировать либо вывести на IPO его планировалось сначала в 2021 году, однако из-за пандемии решение было отложено до 2022-го. В качестве покупателей СМИ называли дочерние структуры Газпромбанка, группу "Регион", а в начале года "Открытием" заинтересовалась итальянская группа UniCredit. Но в феврале 2022 года она отказалась от этого намерения.
 
На этом фоне объединение "Открытия" с ВТБ выглядит логичным решением: оба они сейчас являются госбанками, работают в одной нише. Это позволит сократить расходы, к примеру оптимизировав часть дублирующих офисов. Объединение с "Открытием" также даст ВТБ возможность подойти к решению поставленной цели увеличить число активных клиентов до 30 млн к 2025 году. Сейчас их у ВТБ около 16 млн.
 
К этой конфигурации не случайно добавляется и крупнейший банк Крыма и Севастополя, РНКБ. Подпавшему под всевозможные санкции ВТБ уже не страшно заходить на полуостров, а с помощью РНКБ он станет там доминирующим игроком.
 
Как отметила партнер, руководитель практики недвижимости и строительства компании "Прецедент Консалтинг" Евгения Завацкая, все, чем грозила работа в Крыму российским банкам, уже полностью или в значительной мере состоялось. "Рассчитывать на скорый возврат к прежней жизни в России также было бы легкомысленным. Емкость крымского рынка относительно невелика, но это только на первый взгляд. Поэтому вопрос прихода в Крым большего числа российских банков лежит скорее в политической, нежели в экономической плоскости", – сказала эксперт. Завацкая считает, что на полуострове есть хорошие возможности для развития, учитывая наблюдавшийся в течение восьми лет дефицит на рынке финансовых услуг.
 
Старший директор, руководитель группы рейтингов финансовых институтов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Валерий Пивень добавил, что РНКБ может потерять статус ключевого игрока на Крымском полуострове после прихода туда новых крупных кредитных организаций. На этом фоне консолидация государственных банковских активов выглядит закономерно, а позиции ВТБ в результате укрепятся.
 
Кроме того, поглощение "Открытия" должно помочь ВТБ повысить эффективность: рентабельность капитала банка по итогам 2021 года составляла всего 13% – значительно меньше, чем 22,4% "Открытия" и 25% у Тинькофф-банка, одного из лидеров банковской отрасли по эффективности.
 
Правда, несмотря на такое серьезное укрепление позиций, на равных конкурировать со Сбером "новый" ВТБ все равно вряд ли сможет. Объединение трех банков позволит достичь 23,5 млрд рублей активов – и тем не менее это будет значительно меньше, чем у Сбера, активы которого составляют 39 млрд рублей.
 
Аналитик "Финама" Игорь Додонов добавляет, что объединенный банк также будет сильно уступать Сберу по разветвленности розничной сети и количеству клиентов. По данным на конец апреля, у Сбера было 104,2 млн клиентов, у ВТБ на начало 2022 года – 16 млн активных клиентов. "В то же время можно будет рассчитывать на некоторое снижение степени монополизации в секторе, поскольку доминирующий игрок – Сбер – будет сталкиваться с более мощным, так сказать, противовесом", – считает эксперт.
 
"Тинькофф" без Тинькова
 
Продолжает покупать банки принадлежащий Владимиру Потанину "Интеррос". В начале апреля компания объявила, что выкупает Росбанк у французской группы Societe Generale. Сумма этой сделки не раскрывается, но, по данным Financial Times, французы потеряли на ней 3,1 млрд евро. Росбанк ранее принадлежал "Интерросу", однако Societe Generale в 2006 году купила 20% банка, а в 2008-м стала его контролирующим акционером. В 2022-м у французов было 99,95% акций банка, которые теперь вернутся прежнему владельцу (подробнее см. "Французы отказались от Росбанка", "Эксперт" № 16 за этот год).
 
А в конце апреля "Интеррос" приобрел 35% акций Тинькофф-банка. Ранее они принадлежали семейному трасту основателя банка Олега Тинькова, TCS Group. Находящийся в Великобритании Тиньков сообщил, что его вынудили продать свою долю в банке после того, как он выступил против спецоперации на Украине. Тиньков также отметил, что ему заплатили всего 3% реальной стоимости актива, однако он благодарен и за это.
 
Очевидно, развивать банковский бизнес "Интеррос" собирается серьезно: он также купил процессинговую компанию United Card Services. Она занимается организацией торгового эквайринга и процессингом карт банков.
 
Главный вопрос теперь, будет ли "Интеррос" объединять Тинькофф-банк и Росбанк в одну структуру. Росбанк, по данным на 1 февраля, находился на 11-м месте по размеру чистых активов (1,57 трлн рублей). "Тинькофф" в этом рейтинге на 12-м месте (1,27 трлн рублей активов). Таким образом, объединение банков позволит увеличить объем активов почти в два раза. Новая группа могла бы претендовать на 8-9-е место в рейтинге, обогнав Совкомбанк (1,98 трлн рублей активов).
 
Казалось бы, объединение тут невозможно: "Тинькофф" слишком сильно отличается от всех остальных российских банков, в частности от Росбанка.
 
Росбанк долгие годы развивался в рамках стратегии международной банковской группы с довольно консервативным отношением к риску, рассказала младший директор по банковским рейтингам "Эксперт РА" Зоя Советкина. "В целом Росбанк универсальный, но в рамках потребительского кредитования делает уклон в сторону обеспеченного финансирования, – отметила она. – При этом бизнес-модель "Тинькофф" ориентирована преимущественно на беззалоговое кредитование физических лиц посредством кредитных карт".
 
Но в пользу объединения тоже есть доводы. Например, у объединенного банка появились бы офисы – в виде сети отделений Росбанка. Кроме того, был бы решен вопрос с ребрендингом Тинькофф-банка, о котором уже заявляло его руководство.
 
Игорь Додонов напоминает, что Росбанк в своей деятельности больше ориентирован на корпоративное кредитование. "Тинькофф" же – на дистанционное обслуживание розницы, с упором на наиболее маржинальные сегменты. В результате объединения мог бы получиться сильный универсальный банк.
 
Правда, как отметила аналитик банковских рейтингов Национального рейтингового агентства (НРА) Наталия Богомолова, объединение банков возможно лишь при условии, что у "Интерроса" будет контрольный пакет акций Тинькофф-банка. В настоящее время больше 55% акций находится в публичном обращении. Поэтому в ближайшей перспективе в НРА считают, что банки будут функционировать как отдельные юридические лица.
 
"Холдинг TCS Group зарегистрирован на Кипре, и для объединения может потребоваться его перерегистрация в РФ, что с учетом текущей структуры владения, вероятно, будет непросто осуществить. То есть теоретически смысл в объединении "Тинькофф" и Росбанка есть, но реализовать это будет сложно. Причем я не удивлюсь, если окажется, что "Интеррос" является лишь промежуточным покупателем доли в TCS Group и этот пакет в итоге будет перепродан кому-то еще", – добавляет Игорь Додонов.
 
Госбанки побеждают
 
По последним доступным данным ЦБ на 1 апреля, объем депозитов, включаемых в широкую денежную массу, составил 71,615 млрд рублей. По данным на 1 марта, их объем был 71,641 млрд рублей. То есть оттока денежных средств за март из банковской системы не произошло.
 
Когда только западные санкции были наложены на крупнейшие российские банки – ВТБ, Сбер, Совкомбанк, "Открытие", Промсвязьбанк, Альфа-банк, казалось, что бенефициарами этого должны стать средние и небольшие банки. Они не подпали под санкции и, следовательно, оказались в более выигрышном положении. "Уралсиб", "Ак Барс", "Санкт-Петербург", СМПбанк, Экспобанк и другие игроки сразу же начали активно рекламировать себя как банки, где по-прежнему работают все привычные сервисы, ВЭД и т. д. По данным источника "Эксперта" на рынке, у некоторых региональных банков объем активов за последние два месяца действительно рос хорошими темпами – как раз благодаря тому, что клиенты крупных госбанков начали открывать счета в тех финансовых организациях, которые не подпали под санкции. В пресс-службах "Уралсиба", "Ак Барса", "Санкт-Петербурга", Экспобанка, Абсолют банка не стали отвечать на вопрос "Эксперта", наблюдается ли у них рост активов и приток новых клиентов в последние два месяца.
 
Однако стать серьезными конкурентами госбанкам из первой десятки средние и небольшие банки в ближайшее время, очевидно, не смогут. Как отметил Игорь Додонов, крупные банки – лидеры сектора за последние годы накопили значительный запас прочности, повысили операционную эффективность, в том числе за счет значительных инвестиций в цифровизацию, активно развивали собственные экосистемы. Благодаря этому, а также эффекту масштаба в нынешних условиях они выглядят более стабильными.
 
А проблем у российских банков, несмотря на то что серьезного оттока денег им удалось избежать, в этом году будет достаточно. К примеру, в марте произошло серьезное сокращение выдачи розничных кредитов (по данным Frank RG, на 40% – до 657 млрд рублей; это минимум с августа 2020 года). Причиной стали высокие заградительные ставки, введенные в конце февраля как раз для предотвращения оттока денег из банков.
 
В начале мая российские банки также значительно увеличили долг перед регулятором. Объем задолженности российских банков перед ЦБ составил 2,2 трлн рублей – в три-четыре раза больше, чем было за прошлые две недели. Это говорит о том, что у банков мог увеличиться дефицит ликвидности.
 
Из-за спада кредитования и необходимости дорого платить за размещенные весной депозиты 2022 год, как ожидается, станет убыточным для банковского сектора. По оценкам ЦБ, российские банки могут потерять от 3,5 трлн до 5,8 трлн рублей. До санкций ЦБ прогнозировал, что прибыль сектора в 2022 году будет больше 2 трлн рублей.
 
В трудных условиях поддержку со стороны властей будут получать в первую очередь крупные банки. Поэтому, говорит Игорь Додонов, они, несмотря на санкции, по-прежнему находятся в более выигрышном положении, чем мелкие и средние. У них больше возможностей противостоять кризисным явлениям, и можно ожидать, что туда постепенно будут переходить клиенты меньших по размеру игроков.