А. Розенцвет. "К лету ключевая ставка станет двузначной — 10,5%"

Среднегодовая инфляция в 2022 году снизится до 6%, а ключевая ставка достигнет своего пика в 10,5% летом — такими прогнозами в интервью с "Известиями" поделилась гендиректор Национального Рейтингового Агентства Алина Розенцвет. В НРА ожидают, что в этих условиях ставки по вкладам приблизятся к 10%, по стандартным программам ипотеки станут двузначными, а полная стоимость потребкредитов по отдельным категориям выйдет за пределы 25%. В то же время курс рубля сохранится в диапазоне 73–76 руб./$. Кроме того, Алина Розенцвет предположила, что банковская деятельность будет значительно трансформироваться в связи с ESG-повесткой: для компаний, не соответствующих «зеленым» принципам, ставки будут на 0,5–1,5% выше.
 
Лассо на инфляцию
 
— В 2021 году инфляция обгоняла все прогнозы: в марте ЦБ называл ее пиковое значение 5,5%, однако в ноябре она пробила отметку 8,4%. По вашим ожиданиям, какого роста цен можно ожидать в 2022-м?
 
— Сохранение повышенной инфляции в 2022 году, по прогнозам НРА, выглядит весьма вероятным. Мы считаем, что долгосрочные проинфляционные факторы будут доминировать, затрудняя движение к таргету в 4%. Наш базовый прогноз — инфляция в I квартале будет находиться около 7,7%, а среднегодовая в 2022-м ­окажется чуть выше 6%.
 
Надо отметить, что присутствует довольно много факторов неопределенности, в значительной степени связанных с международными трендами: с глобальной инфляцией, с тем, как центральные банки других стран справляются с такими непривычными для них высокими темпами роста цен. Обращает на себя внимание еще тот факт, что даже переход к низкоуглеродной экономике несет в себе риски глобального витка инфляции. Во-первых, резкое прекращение инвестиций в "коричневые отрасли" при условии отсутствия заменителей в течение многих лет может привести к дефициту этих товаров и росту цен на них. Эти ожидания уже транслировались в рост цен на уголь, газ и нефть. Кроме того, переход к устойчивому развитию также предполагает существенное повышение инвестиционных затрат, которые, скорее всего, будут оплачены потребителем.
 
В дополнение к "завозной" инфляции, есть еще целый ряд российских проинфляционных факторов. Например, переход на эскроу-финансирование и дешевая ипотека влияют на рост цен на рынке жилья; отрицательная производственная динамика и высокие цены на рынке продовольствия толкают вверх стоимость продуктов питания; "незаякоренные" инфляционные ожидания ведут к "вторичным инфляционным эффектам".
 
— Каковы ваши оптимистичные и пессимистичные прогнозы относительно инфляции?
 
— Если говорить в позитивном ключе, то при условии стабилизации геополитической ситуации в мире, эффективных и согласованных действий центральных банков различных стран и формирования устойчивого тренда на спад пандемии к декабрю 2022-го мы можем рассчитывать на снижение инфляции в России до 5–5,5%. Если же мировые центробанки не смогут обуздать инфляцию и мы столкнемся с новыми волнами коронавируса, которые создают барьеры в движении товарных потоков и в перетоке рабочей силы, то, по прогнозу НРА, в среднем по году рост цен будет находиться в пределах 7–7,5% с отдельными всплесками выше этих значений. В целом же мы рассчитываем, что Банку России с помощью инструментов денежно-кредитной политики всё же удастся набросить на инфляцию умеренно-жесткое лассо.
 
— ЦБ начал повышать ставку с весны 2021 года, и за год она увеличилась в два раза — с 4,25 до 8,5%. Как вы думаете, в связи с этим ждет ли нас повышение ключевой в начале 2022-го?
 
— Центральный банк, действуя на опережение, на своем последнем заседании 17 декабря не только повысил ставку, но и однозначно дал сигнал рынку, что пока не рассматривает вопрос ее сохранения, а уж тем более понижения. По базовому прогнозу НРА, в начале года Банку России придется еще несколько раз закручивать антиинфляционные гайки и увеличивать ключевую в среднем по 50 б.п. В базовом варианте к лету ключевая ставка станет двузначной — 10,5%. Однако я надеюсь, что шанс не переступить психологически важную отметку в 10% всё-таки будет.
 
— В таком случае каковы ваши негативный и позитивный прогнозы?
 
— В соответствии с негативным прогнозом возможно движение и за пределы 12%, продолжение повышения ставки даже в 2023 году. А в благоприятном сценарии произойдет "заякорение" инфляционных ожиданий, и эффект ужесточения денежно-кредитной политики сработает. Тогда если ключевая и будет чуть-чуть повышаться в начале года, то не столь масштабно и к концу 2022-го составит 7,5–8%.
 
— Как быстро ставки по вкладам и кредитам будут реагировать на изменение ключевой?
 
— Банки, опасаясь эффекта "процентных ножниц", когда ставки по депозитам растут существенно быстрее кредитных и сокращают маржу до критического уровня, будут очень осторожно повышать депозитные ставки. При этом НРА ожидает, что по вкладам они приблизятся к 10% ­— что возвращает привлекательность этого инструмента сбережений для россиян. На рынке облигаций, который являлся серьезным конкурентом рынку вкладов, пока резкого роста доходности не наблюдается. Доходность высококачественных инструментов сейчас находится на уровне 7,5–8,5%, максимальная для активно торгуемых бумаг эмитентов с высокими рейтингами — 9,5%.
 
Стоимость новых кредитов будет зависеть от сегментов и влияния на них роста стоимости денег, уровня риска, медленного увеличения реальных располагаемых доходов граждан. На рынке необеспеченного потребительского кредитования ставки, на мой взгляд, будут расти довольно существенно, и полная стоимость кредитов по отдельным категориям ссуд выйдет за пределы 20–25% годовых.
 
— Еще один важный вопрос, который волнует россиян даже при том, что большинство границ закрыто, — это курсы иностранных валют. По вашим прогнозам, в каком диапазоне будут торговаться доллар и евро в 2022 году?
 
— Прогноз курса рубля почти как прогноз погоды! Если возьмем базовый, то мы рассчитываем, что резкого укрепления доллара не произойдет, он будет находиться в довольно привычном для нас диапазоне 73–76 рублей. В пессимистичном прогнозе, если геополитический фон изменится в негативную сторону и понизятся цены на нефть и газ, это 76–82 рубля за доллар. Оптимистичный прогноз: курс будет находиться в диапазоне 71–73 рубля за доллар.
 
В связи с событиями в Казахстане и неопределенностью в переговорах между НАТО и Россией в первой половине 2022 года будет наблюдаться большая волатильность на валютном рынке, где курс рубля может меняться в диапазоне 3–5 рублей в зависимости от развития ситуации и результатов переговоров с западными партнерами. Но в целом ценовая конъюнктура на товарном рынке говорит о том, что эта волатильность всё равно приведет к тому, что рубль окажется одной из самых стойких валют в 2022 году на развивающихся рынках.
 
Двузначные ставки
 
— Объемы выдачи ипотеки в 2021 году побили очередной рекорд — в октябре они превысили 4,3 трлн рублей. По вашим ожиданиям, сохранится ли ипотечный бум в 2022-м?
 
— По мнению НРА, ужесточение рисковой политики банков в ситуации раскручивания инфляционной спирали, слабого развития самой экономики и медленного повышения доходов граждан, а также меры Банка России по сдерживанию активного кредитования приведут к тому, что таких темпов роста, как в последние полтора года, мы не увидим. Тем не менее НРА считает, что потребность в заемных средствах для приобретения недвижимости у населения сохраняется, а значит, выдачи продолжат стабильный рост — на 15% по отношению к 2021 году.
 
— В период пандемии ключевая ставка была низкой, а стоимость ипотеки привлекательной. Разделяете ли вы опасения, что ипотека была выдана высокорискованным заемщикам?
 
— В 2020–2021-м банки в своем большинстве не ослабляли риск политики, балансируя между долговой нагрузкой заемщиков и величиной первоначального взноса. В III квартале 2021-го доля кредитов заемщикам с очень высокой долговой нагрузкой (ПДН >80%) увеличилась по сравнению со II кварталом на 3 п.п. и достигла порядка 25% выдач, но при этом всё же больше половины из них приходится на кредиты с высоким первоначальным взносом. Кроме того, ипотечное кредитование является залоговым видом, где риски покрываются высоколиквидным обеспечением, терять которое большинство заемщиков вряд ли согласится. Особенно это касается ипотеки, которую люди берут на улучшение собственных жилищных условий.
 
Если мы говорим об инвестиционной ипотеке — когда люди брали кредиты для того, чтобы инвестировать в недвижимость с целью затем ее продать, — то ситуация будет зависеть от цен на рынке недвижимости. Если они продолжат рост, то весьма вероятно, что большинство из этих заемщиков справится с кредитной нагрузкой. В целом мы не видим роста просрочки по ипотечным кредитам, она находится в пределах 1% и без существенных шоковых явлений вряд ли значительно выйдет за эту границу.
 
— Один из факторов популярности ипотеки — льготная программа, которую летом 2021-го продлили. Ее также называют причиной взрывного роста стоимости жилья. На ваш взгляд, какую роль льготная ипотека сыграла в этом процессе?
 
— Рост стоимости жилья вызван не только ипотекой, подстегнувшей спрос со стороны физических лиц. Значительную роль в дисбалансе спроса и предложения сыграли и низкие темпы строительства нового жилья в связи с коронавирусными ограничениями, и рост стоимости строительства, вызванный осложнением движения миграционных потоков и увеличением цен на стройматериалы, а также разрыв логистических цепочек, рост инфляции и ожидания населения, что эпоха низких ставок вот-вот закончится. Тут целый комплекс факторов, лишь одним из которых стала льготная ипотека.
 
— По вашим ожиданиям, продлят ли ее в 2022 году?
 
— Мы ждем, что продлят, поскольку это вопрос социальный и в конечном итоге политический. Но спрос на нее зависит от того, какой в итоге окажется ставка. Весьма возможно, что программа будет видоизменена, с тем чтобы она решала приоритетную задачу — обеспечение населения доступным жильем, особенно в регионах. Имело бы смысл подумать, как исключить из нее инвесторов, например, разработать дополнительные условия участия в программе, включая экономически дестимулирующие, например, невозможность продажи в течение какого-то времени ипотечной недвижимости, приобретенной по программе.
 
— В 2021 году было принято решение поднять ставку льготной ипотеки с 6,5 до 7%. Если ее будут поднимать в 2022 году, то на сколько?
 
— Думаю, что ставка льготной ипотеки всё равно окажется несколько ниже ключевой. Я уверена, что при принятии решений будут опираться не столько на стоимость денег, сколько на способность населения оплачивать такого рода кредиты.
 
— По вашим ожиданиям, к каким ставкам по ипотеке вне льготных программ мы придем к концу 2022-го?
 
— По данным ДОМ.РФ, среди 15 крупнейших банков на рынке ипотеки ставка на конец ноября была чуть ниже 9% на новостройки и 9,27% — на вторичное жилье. За рамками льготной ипотеки, по ожиданиям НРА, ставки в среднем будут превышать уровень ключевой на 1–1,5%. То есть по стандартной ипотеке вполне можем достичь двузначных ставок в 2022 году.
 
Цифровой рубль и ESG
 
— В этом году ЦБ начинает пилотировать цифровой рубль. Банки предупреждали, что его появление может привести к оттоку ликвидности. На ваш взгляд, оправданны ли эти опасения?
 
— Банкирам придется думать, как адаптировать свои бизнес-модели к появлению новой формы валюты. Уверена, что регулятор продумает меры, которые позволят кредитным организациям сохранять собственную ликвидность и управлять ею. Среди банковских клиентов обязательно будут консерваторы, которые вовсе не захотят пользоваться цифровой валютой, и полный переток денег в цифровые кошельки точно не произойдет.
 
— Сегодня модно говорить о ESG-трансформации. На ваш взгляд, как этот тренд отразится на рынке в 2022 году?
 
— Я уверена, что 2022-й будет годом очень высокого интереса компаний и финансового, и нефинансового сектора к теме ESG-трансформации. Если экспортеры — крупные российские компании — давно управляют этим процессом, то в условиях реализации требований к цепочкам поставок всё будет спускаться вниз до уровня конечных поставщиков, в том числе малого бизнеса. Многие банки уже сейчас занимаются анализом своей клиентской базы с точки зрения соответствия "зеленым" принципам и планируют в дальнейшем повышать ставки для тех, кто не реализует "зеленую" повестку.
 
Банк России начал делать шаги в этом направлении: выпустил рекомендации по нефинансовой отчетности, имплементации ESG-принципов, началу процесса по оценке экологических рисков в рамках анализа кредитного риска... Решение вопроса трансформации российской экономики вышло на государственный, стратегический уровень. Движение в сторону соответствия ESG-принципам в ближайшее время станет условием качественного развития не только компаний, но и регионов.
 
— Как для "зеленых" компаний могут отличаться ставки по кредитам?
 
— В ближайшее время разница будет составлять 0,5–1,5 п.п. Затем, по нашим ожиданиям, начнется процесс, аналогичный тому, как банки избавлялись от клиентов-юрлиц, уходящих от налогов: возможно, появятся очень высокие, практически запретительные, критерии на работу с ними. Впрочем, это совсем дальняя стратегическая перспектива.
 
Интересным трендом в этой теме будет развитие новых инструментов на финансовом рынке — задача, которую поставил президент перед правительством и Банком России. Сегодня уже есть "зеленые", социальные облигации, а конце года выпущены "адаптационные" облигации. В 2022-м могут быть приняты решения по субсидированию ставок на «зеленые» инструменты, возврату средств на организацию их привлечения, снижению до нуля налогов на полученный частными инвесторами доход от вложений в них. Это подстегнет темпы роста рынка, сформирует практику инвестирования в активы, не только приносящие доход, но и способствующие качественным изменениям окружающей среды.