Известия. Ни рыбы, ни мяса: для производства альтернативной еды запросили господдержки

Пока известных производителей альтернативных продуктов в России мало, но часть крупных игроков уже осваивает этот сегмент. Так, например, стартап Welldone привлек $1,5 млн, а крупный производитель удобрений «Уралхим» вложил 300 млн рублей в переработку желтого гороха для производства искусственного мяса, — перечисляет собеседник издания. — Однако мы ожидаем, что перспективы этого сегмента очень большие и рынок будет привлекать как стартапы, так и крупных производителей: «Эфко», Наро-Фоминский мясокомбинат и др.
 
По данным НРА, на конец 2020 года россияне потратили на «альтернативное мясо» 2,6 млрд рублей, и рынок будет расти на 10–15% в год.
 
Это самые скромные подсчеты, возможен и взрывной рост, выражающийся трехзначными процентами на фоне принятия россиянами концепции устойчивого развития, — продолжает Сергей Гришунин.
 
Смогут ли «искусственные» мясо и молоко составить конкуренцию натуральным
 
Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) обратил внимание государства на отрасль производства альтернативной еды. В РСПП призывают оказать поддержку проектам, связанным с производством мяса или молока из белка синтезированного или естественного происхождения. В организации уверены, что в дальнейшем это позволит отечественным производителям конкурировать с западными компаниями. Подробности — в материале «Известий».
 
Поддержка для новых продуктов
В РСПП заявили, что разработали план по развитию принципиально новых технологий, которые можно применять в сельском хозяйстве и пищевом производстве. Об этом стало известно в начале декабря.
 
Под альтернативными продуктами питания понимают еду, изготовленную из белка синтезированного или естественного происхождения.
 
Но для того чтобы эта сфера привлекла предпринимателей, от государства требуется поддержка: льготное кредитование, полная или частичная компенсация капитальных вложений, субсидии на покупку производственного оборудования, более простая система сертификации. По мнению авторов инициативы, сегодня разработаны такие технологии, которые позволяют быстро проанализировать состав и оценить качество продукта.
 
Для развития сферы альтернативных продуктов питания также требуется обширная нормативная база. На данный момент в законодательстве не закреплено понятие «альтернативные продукты питания», не предусмотрено никаких стандартов относительно производства и реализации.
 
В западных странах такие разработки более популярны, чем в России, обращают внимание в РСПП.
 
«Объем вложенных средств в венчурные высокотехнологические проекты только в США достиг $239 млрд за три квартала текущего года. В России же сумма инвестиций за три года не превысила $300 млн», — цитирует пресс-служба слова вице-президента РСПП, председателя комитета по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке союза Игоря Вдовина.
 
Как специалисты ведомства планируют решить проблему роста себестоимости производства
Кроме выпуска еды речь идет о разработке и применении биологического удобрения и биозащиты от вредоносных насекомых. По мнению промышленников, развитие биотехнологий может способствовать снижению парниковых выбросов в сельском хозяйстве, которое производит до трети всех парниковых газов в стране, а также восстановлению почв.
 
Широкие перспективы
В дополнение к предложенным промышленниками преференциям от государства эффективными будут налоговые льготы НДС и по налогу на прибыль, полагает управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин.
 
— Пока известных производителей альтернативных продуктов в России мало, но часть крупных игроков уже осваивает этот сегмент. Так, например, стартап Welldone привлек $1,5 млн, а крупный производитель удобрений «Уралхим» вложил 300 млн рублей в переработку желтого гороха для производства искусственного мяса, — перечисляет собеседник издания. — Однако мы ожидаем, что перспективы этого сегмента очень большие и рынок будет привлекать как стартапы, так и крупных производителей: «Эфко», Наро-Фоминский мясокомбинат и др.
 
По данным НРА, на конец 2020 года россияне потратили на «альтернативное мясо» 2,6 млрд рублей, и рынок будет расти на 10–15% в год.
 
— Это самые скромные подсчеты, возможен и взрывной рост, выражающийся трехзначными процентами на фоне принятия россиянами концепции устойчивого развития, — продолжает Сергей Гришунин.
 
Главной проблемой аналитик называет «нераспробованность» альтернативных продуктов питания и предубеждения. Возможный лидер этого рынка — искусственное молоко: «По данным на конец 2020 года, россияне потратили на искусственное молоко 6,5 млрд рублей, с перспективой роста 20–30% ежегодно в последующие несколько лет. Когда россияне наконец распробовали этот продукт, рост продаж достигал 500% ежемесячно».
 
Такая же судьба, по его мнению, может ждать и искусственное мясо.
 
Подружить науку и бизнес
 
Острый дефицит белка проявится в ближайшее десятилетие, считает управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева.
 
— За последние несколько лет индекс белка на торговой бирже вырос втрое. Причина — в нехватке протеинов. Как правило, животноводческие хозяйства кормят поголовье тем, что могут себе позволить, а не тем, что помогает мясу быть более качественным для потребителя. Грубо говоря, их кормят так, чтобы те не погибли до забоя. В основном — соевым заменителем, которого у нас, кстати, тоже не хватает и который Россия массово закупает у, например, Бразилии, — объясняет Екатерина Косарева.
 
Проблемы, по мнению эксперта, есть и у агропромышленников.
 
— Минеральные удобрения нужно применять по науке, исходя из состава почвы, дозированно и выверенно. На практике это получается не всегда, — обращает внимание она.
 
Так, по словам собеседницы издания, землю сегодня удобряют и навозом. Но не очищенным, а «сырым», что приводит к отравлению верхнего слоя почвы выделениями аммиака. Следовательно, потребность в белке, синтезированном или естественном, есть.
 
Если говорить о технологиях, то такие разработки тоже существуют, утверждает аналитик.
 
— Беда в том, что лабораторные исследования оседают в виде диссертаций или защищенных проектов в архиве научных институтов в разных уголках страны. С другой стороны, есть бизнес, который хочет на этих технологиях заработать. К сожалению, за редким исключением, это две непересекающиеся прямые, — рассуждает собеседница издания.
 
Кроме того, по мнению эксперта, рынок сбыта сильно недооценен: «Потенциальные потребители искусственного молока и мяса — не только убежденные вегетарианцы, которых, кстати, не так уж и мало. 2% населения в общих масштабах страны — это около 3 млн человек. Это еще и, например, люди, страдающие аллергией на молоко».
 
Пока технологии не позволяют создать мясо, которое по вкусу конкурировало бы с настоящим, но инженеры над этим работают, и меры поддержки государства должны помочь в развитии этого направления экономики, резюмирует Екатерина Косарева.
 
Время наблюдать
 
Сейчас Россия не может себе позволить активно вкладывать государственные средства, а любые льготы и субсидии — это средства бюджета, считает генеральный директор УК «Универ Сбережения» Виктор Шахурин.
 
— Даже при массированном подключении средств государства на данном направлении нам сложно будет конкурировать со странами Запада, где объемы венчурных вложений в данный сегмент превосходят российские на несколько порядков. И любой стартап, который в данном сегменте получит какие-то позитивные результаты в России, скорее всего, переберется в итоге куда-нибудь в США, — рассуждает он.
 
Другая причина, по мнению эксперта, заключается в ограниченном рынке сбыта: «Россияне не настолько озабочены вопросами экологии и или идеями вегетарианства, а против определенных технологий, как, например, использование в пищу насекомых, довольно сильно предубеждены».
 
И наконец, в росте конкуренции в сфере производства продуктов питания на мировом рынке Россия не заинтересована, отмечает собеседник издания.
 
Интерес к альтернативному рынку еды «должен быть чисто теоретическим», утверждает директор Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Евгения Серова.
 
— Что нужно бы делать, так это вкладываться в научные разработки, в R&D (Research and Development) компании, чтобы мы не отстали от мира. Но создавать искусственного конкурента нашим же производителям мяса и прочего нет потребности, — подчеркивает она.
 
У нас нет дефицита мяса и нет срочной необходимости дать людям возможность получить животный белок таким способом, напомнила эксперт.
 
— Однако научная разработка нужна, в этом есть возможное будущее, поэтому субсидирование научных разработок в этой области я бы поддержала, — резюмирует Евгения Серова.