Finversia.ru. Конфликты рейтингов

Зачем российским компаниям нужны ESG рейтинги?
 
Виктор Четвериков, управляющий директор по проектам развития Национального Рейтингового Агентства
 
Низкая сопоставимость данных
 
В мире существует порядка 600 рейтингов и рэнкингов и более 100 наград в сфере устойчивого развития. Кроме того, есть около 120 публичных стандартов, которые также предназначены для раскрытия корпоративной ESG-информации.
 
Однако даже такого количества аналитических продуктов оказывается недостаточно.
 
Инвесторы и потребители аналитических услуг пользуются одновременно десятками различных рейтинговых оценок. Считается, что чем их больше, тем более объективной становится оценка ESG стратегии. Например, крупнейший инвестиционный фонд BlackRock дополнительно применяет собственные расчеты рисков компаний в области ESG.
 
Затраты на аналитические продукты и рейтинги в области ESG за последние два года выросли на 20%, а в мире этот показатель уже приближается почти к миллиарду долларов. Это очень значительная сумма.
 
Мы ожидаем дальнейшее увеличение числа новых рейтингов и расходов компаний на аналитические оценки в сфере ESG.
 
Причина заключается в очень низкой сопоставимости методологий рейтингов от разных агентств. Все прекрасно понимают, что такое окружающая среда, социальные и корпоративные аспекты деятельности компаний, но при этом по-разному трактуют вес этих факторов. Не так давно было проведено сравнение рейтингов пяти ведущих европейских ESG-агентств и оказалось, что у них очень низкий коэффициент корреляции – всего 0,61% (для сравнения в кредитных рейтингах этот показатель составляет 0,99%). Схожая разница будет между рейтингами российских агентств.
 
Российский рейтинговый рынок: начало пути
В России рынок ESG-рейтингов находится в начале становления. Сейчас есть три основных поставщика рейтинговых услуг в сфере ESG – «АКРА», «Эксперт РА» и «Национальное Рейтинговое Агентство».
 
Кроме того, AK&M выпускает рэнкинг в области социальной ответственности. РСПП – индекс «Вектор устойчивого развития», который используется на Московской бирже в качестве индикатора, иллюстрирующего динамику цен акций компаний-лидеров по позитивным изменениям в сфере ESG.
 
Для работы на российском рынке вполне достаточно иметь рейтинг одного из отечественных агентств.
 
Получение рейтинга в зарубежной юрисдикции сопровождается традиционным заполнением анкет, а затем международное агентство обращается к авторитетным экспертам с запросом на соответствие полученной информации и ситуации в российской юрисдикции. Учесть российскую специфику в силу такого подхода довольно сложно. Именно по этой причине дискуссия о развитии отечественного рынка рейтингов в сфере ESG все чаще возвращается к необходимости создания национального рейтинга.
 
Как стать лидером ESG-повестки
Принцип устойчивого развития давно перестал быть исключительно имиджевой характеристикой. Давление по вопросам ESG растет со стороны всех стейкхолдеров – инвесторов, банков, государств, ЦБ, экологических активистов, покупателей, клиентов, заставляя российские компании предметно заниматься этой проблематикой.
 
Вот что нужно знать компаниям про ESG-трансформацию бизнеса:
 
Отчет рейтингового агентства не менее важен, чем позиция в рейтинге. По сути это аналитика, которая позволит оценить прогресс в реализации стратегии устойчивого развития.
Уровень раскрытия информации даже в публичных компаниях остается невысоким. Не все необходимые данные находят отражение в публичной отчетности. И это один из факторов, почему компании не могут улучшить позиции в рейтинге.
 
Парадоксально, но достаточно высокие позиции в ESG-рейтингах компаний, переживших опыт экологических катастроф, показательный пример того, насколько важно равнозначно развивать все три направления ESG. Негативный опыт мотивирует их перестраивать многие внутренние процедуры, как это произошло, например, с «Норникелем». Чаще всего эти компании имеют эффективную практику корпоративного управления, реализуют социальные и благотворительные проекты на уровне региона присутствия. Однако не стоит забывать и о практической интеграции принятых программ, в частности в сфере охраны окружающей среды, в бизнес-процессы.
 
Отлично прописана корпоративная политика у российских промышленных предприятий, металлургических, нефтегазовых компаний. Сказывается длительный опыт взаимодействия с крупными инвесторами и международными кредитными организациями. Их примеры следует взять на вооружение.
 
Показателен опыт СИБУРа – компании такого масштаба имеют за плечами определенный опыт. Для них ESG – это то, что реально происходит на производстве, а не на бумаге. СИБУР первым в нефтегазохимической отрасли в России, привлек кредит, ставка по которому привязана к динамике показателей устойчивого развития компании. Переход к адаптивным финансам – это вызов для компаний отрасли. Для России это пока новый, но перспективный продукт. Промышленные предприятия строят дорожную карту по реализации ESG-повестки. Это упрощает привлечение кредитов даже от международных фондов, ведь для кредиторов цели будут привязаны к конкретным мероприятиям и срокам.
 
Табуированных отраслей нет. Мы можем присвоить рейтинг компании из любой отрасли. Угольная, табачная промышленность и др. – это сложные системы, но и они имеют динамику развития ESG-повестки. Известно, тем более, что Китай, крупнейший потребитель энергетического угля, не собирается от него отказываться и даже вкладывает огромные средства в угольные проекты других стран. Но с угольщиками мы столкнулись с тем, что они хотят «все и сразу», а в моменте это не работает. На примере нефтегазохимии мы видим, что определяющую роль в ESG-повестке играет не отраслевой фактор, а именно динамика изменений, «иcкуccтво мaлeньких шaгов». Чисто зеленого в производстве нет. Нужны адаптационные периоды и финансовые инструменты, которые позволят компаниям совершать переходы к зеленой экономике и производству.
 
Расширение числа стейкхолдеров повышает вес коммуникационной функции в корпорациях. Коммуникации должны быть развиты на 120%, именно они играют одну из ключевых ролей в эффективности реализации ESG повестки. На этом фоне остро встает кадровый вопрос. Заниматься оценкой рисков ESG и выстраивать систему реагирования в компании пока пытаются специалисты IR и PR направлений. Специалистов, подкованных в этой сфере, в России практически нет, они в основном за рубежом, а внешние консультанты – это серьезные расходы. Подготовка собственных кадров, развитие обучения – это фактор, который тоже будет продвигать бизнес вперед в ESG-повестке.
 
Является ли политика в области ESG делом только крупных компаний? Для МСП ESG пока остается хайпом. Но это не значит, что этот сектор останется в стороне. ЦБ активно стимулирует банки создавать определенные стимулы для более ответственных компаний. Я рекомендую сейчас МСП провести диагностику готовности к переходу на ESG-повестку, ведь это работа не одного дня. Снижение выбросов, вопросы гендерного равенства, развитие охраны труда – эти и многие другие корпоративные инициативы вполне подходят под цели устойчивого развития. Оценив их объем, компания поймет свою степень погруженности в ESG. Дальше анализируются изменения, которые потребуются в рамках текущей бизнес-модели. Вот примерно такая последовательность действий может предшествовать получению рейтинга.
 
Масштаб перемен
ESG – это про изменения мирового масштаба. На смену капитализму, нацеленному исключительно на получение высоких доходов, уверенно приходит капитализм для всех заинтересованных сторон (stakeholder capitalism). Именно с ним принято связывать поиск ответов на самые актуальные вызовы времени – от разногласий в обществе, политических расколов, до климатического кризиса. – может быть, вторую часть предыдущего пункта перенести именно сюда, а в том пункте немного больше про МСП.
 
Шаги в ESG-трансформации бизнеса.