Forbes. Расхлобучили: о чем договорились власть и бизнес и сколько это будет ему стоить

Правительство и крупный бизнес согласовали условия повышения налогов. Вопрос о ретроспективном налоге на дивиденды снят с повестки минимум до 2023 года. Бизнес пришел на совещание с предложениями, но в итоге не получил то, что хотел, выяснил Forbes. О чем просил бизнес, насколько новые условия помогут экономике и кто заплатит в бюджет больше других?
 
Власть и крупный бизнес согласовали условия повышения налогов для горнорудной отрасли. Об этом сообщил премьер-министр Михаил Мишустин по итогам совещания, на котором присутствовали члены бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Изменения коснутся металлургов, производителей удобрений и угольной отрасли, вступят в силу в 2022 году и будут зафиксированы на три года.
 
Совещание поставило временную точку в дискуссии между промышленниками и правительством, которую фактически начал первый вице-премьер Андрей Белоусов, в майском интервью РБК заявивший, что металлурги «нахлобучили» государство примерно на 100 млрд рублей благодаря росту мировых цен на металлы и должны вернуть эти деньги в бюджет.
 
О чем договорились
Одним из ключевых параметров будущего налогового маневра со стороны правительства был рост налога на прибыль с нынешних 20% до 25–30% для тех компаний, которые за последние пять лет выплатили больше дивидендов, чем инвестировали. В итоге от идеи «налога на дивиденды» временно отказались. «Налог на дивиденды из поправок к Налоговому кодексу изымаем и детали обсуждаем, поскольку председатель правительства и Минфин согласились, что он еще сыроватый», — заявил после совещания глава РСПП Александр Шохин.
 
«Бизнес много сделал для того, чтобы налог на прибыль пока не вводился, — говорит источник, близкий к одному из участников совещания. — Один из аргументов — в законопроекте еще много недоработок, нужно время, чтобы все обдумать, поэтому был выбран уже следующий бюджетный цикл». 
 
В итоге на совещании согласовали предложенные Минфином рост ставок НДПИ, а также введение акциза на сталь, причем в меньшем размере, чем изначально предлагало правительство. Например, НДПИ на сталь составит 2,7% против предлагавшихся 3%, на железную руду — 4,8% против 5,5%. При этом ставка НДПИ по коксующемуся углю осталась на первоначальном уровне 1,5%. Акциз на жидкую сталь установлен на уровне 2,7% вместо 3%. 
 
Для компаний, добывающих никель, медь и металлы платиновой группы в Красноярском крае (речь идет о «Норильском никеле»), ставка НДПИ будет двухкомпонентной: фиксированная часть в 730 рублей на одну тонну добытой руды и 6% от цены металлов на мировом рынке.
 
При этом НДПИ для горнодобывающего сектора будет учитывать мировые уровни цен на металлы, сообщил после заседания глава Минэкономразвития Максим Решетников. «Сейчас хорошая конъюнктура, и мы все на нее ориентируемся, — заявил министр. — Но такая конъюнктура не вечна <...> Поэтому очень важно, что в тех предложениях, которые сейчас ближе к компромиссу, мы договорились, что будут зафиксированы некоторые ценовые отсечения, когда мы возвращаемся к действующему уровню налогообложения. Это важный момент, это дает гибкость».
 
Формулу повышения НДПИ согласовали и производители удобрений, отметил Шохин. Ранее правительство в лице Минфина предлагало повысить НДПИ для отрасли в 2,5 раза. Шохин отметил, что по разным видам продукции предусмотрены разные формулы. Источник из отрасли сообщил Forbes, что окончательно ставки еще не утверждены, при этом общая договоренность, заложенная в бюджет, состоит в том, что четыре компании из отрасли («Еврохим», «Акрон», «Фосагро» и «Уралкалий») должны будут дополнительно заплатить 10 млрд рублей налогов в год.  
 
Что предлагал бизнес
Источник, близкий к одному из участников совещания, сообщил Forbes, что на совещании бизнес озвучил свои идеи по изменению налоговой нагрузки. Например, по железной руде ставку НДПИ предлагалось установить на уровне 2,96%, а не 5,5%. 
 
Ранее РБК также цитировал письмо президента «Русской стали» и основного акционера «Северстали» Алексея Мордашова к заместителю министра финансов Алексею Сазанову. В нем бизнесмен предлагал, например, отсрочить начало сбора акцизов на сталь, сделав первым налоговым периодом для этого вида сборов первый квартал 2022 года, так как «металлургическая отрасль не успевает доработать IT-системы для администрирования акциза». Он также предлагал установить необлагаемый акцизом норматив потерь стали на основе исторических данных, чтобы избежать двойного налогообложения выплавки оборотной стали, сырьем для которой являются отходы стали, направляемые на повторную плавку. 
 
Источник Forbes, близкий к одному из участников совещания, говорит, что если бы власти приняли предложение бизнеса, то в бюджет дополнительно поступило бы 136 млрд рублей в год от металлургов, предложение Минфина принесло бы в среднем 170 млрд рублей ежегодно. В обоих случая основная нагрузка по налоговому маневру легла бы на черную металлургию. 
 
Но, как говорит источник, близкий к одному из участников совещания, бизнес пришел на совещание с одним [предложением], но в итоге не получил то, что хотел.
 
Что ждет бизнес
Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин называет результат встречи положительным для бюджета, так как новые договоренности могут увеличить доходную часть бюджета на 1%. По оценке BCS Global Markets, в следующем году дополнительные налоги составят 212 млрд рублей.
 
Аналитики инвестгруппы «Атон» оценивают дополнительную налоговую нагрузку для публичных горно-металлургических компаний в $1,2 млрд в год от повышения НДПИ и $0,7 млрд — от введения акциза на сталь. При этом, по их оценке, увеличение налога на прибыль могло бы привести к росту нагрузки на $2,4 млрд.
 
Больше всего в бюджет в следующем году, по оценке «Атона», заплатит «Норильский никель» — $869 млн. Для компании рост налоговой нагрузки окажется максимальным и с точки зрения доли от прогнозируемой EBITDA следующего года — 7,7%. На втором месте Evraz — 7,6% EBITDA или $301 млн. Всего же шесть публичных компаний, потери которых оценили в «Атоне» («Норникель», «Северсталь», НЛМК, ММК, Evraz и «Фосагро»), заплатят в бюджет $1,9 млрд или 6,7% совокупной EBITDA в 2022 году.
 
По оценкам BCS Global Markets, в среднем металлурги и угольщики из-за налогового маневра потеряют 4–5% EBITDA. Крупнейшие потери ожидают «Норильский никель» — почти 8% EBITDA, минимальные — «Мечел» и «Металлоинвест» — в пределах 3–4% EBITDA.
 
«Фундаментально новые налоги не должны привести к серьезному ухудшению положения компаний на рынке, — считает Сергей Гришунин. — Фактически речь идет о 15–20% от суммы дивидендов, выплаченных по итогам 2020 года, при этом нынешний год будет гораздо более успешным для отрасли».
 
Юрий Власов, аналитик металлургического и горнодобывающего секторов Sova Capital, называет достигнутые соглашения позитивной новостью для промышленников: «Особо стоит отметить отсутствие категории налогов, взымаемых за прошедшие периоды. Это становится особенно важным, если рассматривать новые налоговые инициативы в свете падения цен на руду и снижения цен на сталь как на экспортном, так и на внутреннем рынке в третьем квартале». 
 
«Можно предположить, что акцизы металлурги переложат на потребителей, таким образом правительство решает фискальную задачу, но не задачу снижения цен на металлургическую продукцию, — рассуждает инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов. — В качестве вывода можно говорить об увеличении налоговой нагрузки на отрасль, но она не [так] критична, чтобы серьезно ослабить ее развитие. Налоговые новости уже привели к коррекции цен акций металлургов, теперь по мере снятия неопределенности акции сектора вновь становятся инвестиционно привлекательными».
 
«Решение воплощает принцип «кнута и пряника»: договоренность о небольшом снижении НДПИ на сталь и железную руду подсластила горькую пилюлю, суть которой в том, что вопрос о тратах компаний на дивиденды не снят с повестки дня, а лишь отложен, — считают аналитики «Атона». — Компаниям следует помнить об этом. Трехлетний срок пошлин мы считаем приемлемым вариантом — тем самым повышается вероятность того, что они не станут постоянными. В целом мы полагаем, что новость незначительно, но позитивна для сектора, особенно для «Норникеля» и «Северстали», которым при введении повышенного налога на прибыль пришлось бы дополнительно платить $0,4 млрд и $0,2 млрд соответственно».