Коммерсант. Цена вопроса

Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин о спросе на российский уголь
 
Климатическая повестка в этом году заполнила все возможные информационные каналы. Так, Анатолий Чубайс заявил об ошибочности стратегии развития угольной отрасли России до 2035 года, объяснив это планами Китая по сворачиванию строительства новых угольных электростанций. Подобные алармистские заявления опираются на исторические прецеденты: Великобритания, когда-то сама являвшаяся центром угольной добычи, а впоследствии ставшая крупным импортером российского угля (22,8 млн тонн в 2005 году), в итоге практически отказалась от этого вида топлива (1,6 млн тонн в 2021 году).
 
Мировые гранды угольной отрасли также демонстрируют растерянность. BHP пытается избавляться от угольных активов, даже несмотря на текущую высокую рентабельность отрасли. Glencore усиленно дорабатывает свои месторождения, отказываясь вкладываться в их развитие. Иначе ведут себя китайские и индийские компании: пользуясь замешательством европейских конкурентов, они задешево скупают дорогостоящие прежде месторождения качественного угля. Возникает вопрос, а действительно ли стратегия развития угольной отрасли России с ориентацией ее на Азиатско-Тихоокеанский регион, и прежде всего Китай, ошибочна?
 
В прошлом году добыча угля в Китае достигла 3,84 млрд тонн, но потребление было еще больше — на уровне 4,14 млрд тонн. Действительно, есть планы по ограничению потребления — к 2025 году оно не должно превышать 4,2 млрд тонн. Таким образом, Китай намеревается сдерживать использование угля в собственной энергетике, но снижать его потребление пока не планирует. Более того, в стране серьезно озаботились снижением выбросов вредных газов (в том числе и CO2). В связи с этим старые электростанции выводятся из эксплуатации и заменяются новыми, с котлами, работающими на сверхкритических режимах. Они обеспечивают сжигание угля при очень высоких температурах, что приводит к низкому уровню образования вредных веществ (оксидов серы и азота).
 
На фоне технической модернизации электроэнергетической отрасли происходит постепенный отказ от низкосортных углей, закупаемых в Индонезии. Они заменяются качественными марками, которые поставляются в том числе из России. Стремление Китая к более экологичной угольной электроэнергетике может способствовать росту спроса на российский уголь марок А, Т и СС, а также концентраты марок Д и Г. Уже в прошлом году из 199 млн тонн экспорта российского угля две трети ушло в Азию. Существует надежда, что азиатские страны будут прагматично подходить к климатической повестке — не отказываться в принципе от ископаемого топлива, а улавливать CO2 и компенсировать выбросы развитием углеродных ферм, поглощающих углекислый газ за счет интенсивного роста растений.
 
Очевидно, что для низкосортных углей — бурых и каменных углей марок Д, ДГ и Г — наступают плохие времена. Период высоких цен на уголь на мировых рынках неизбежно закончится, и продавать такую продукцию на внешние рынки станет нерентабельно. Для такой продукции, которая занимает до 30% российской добычи, необходимо уже сегодня планировать развитие углехимических мощностей. При этом речь должна идти не только о традиционных вариантах — производстве синтетических топлив, антраценов, толуолов и прочей углехимии, но и инновационных продуктах — углеродных волокнах, графенах и других высокотехнологичных углеродных материалах.