Эксперт. Станет ли внедрение ESG климатической инквизицией?

Российские компании, заинтересованные в привлечении международных инвестиций, начинают показывать в своей отчетности приверженность ESG-факторам
Российским компаниям становится все сложнее игнорировать принципы ESG (environmental, social, governance). Этот принцип ведения хозяйственной или инвестиционной деятельности предполагает соответствие лучшим практиками корпоративного управления и с учетом благоприятного влияния на окружающую среду и общество.
 
В рамках этого направления на российском рынке этим летом произошло несколько событий.
 
В середине июля Банк России разработал рекомендации публичным акционерным обществам по раскрытию информации о ESG-факторах. «Рекомендации разработаны на основе международных стандартов TCFD (Recommendations of the Task Force on Climate-related Financial Disclosures) и GRI (Global Reporting Initiative Standards) и могут служить методологическим материалом» — говорится в сообщении регулятора.  
 
ЦБ советует публичным компаниям раскрывать информацию о том, как они учитывают факторы, связанные с воздействием на окружающую среду, социальную сферу и развитие корпоративного управления, а также как они внедряют эти факторы в бизнес-модель и стратегию развития.
 
В ЦБ считают, что разработанные рекомендации позволят участникам рынка систематизировать информацию о своем воздействии на окружающую среду, социальной ответственности ведения бизнеса. Это даст возможность инвесторам судить об их долгосрочной финансовой стабильности. «Оценка ESG-рисков необходима, поскольку со временем они могут трансформироваться с высокой степенью вероятности в финансовые риски» — говорится в материалах ЦБ.
 
Особое внимание в рекомендациях уделено составу нефинансовой информации и принципам ее раскрытия. Компаниям предлагается самостоятельно определять объем и формат раскрытия в зависимости от характера и масштабов бизнеса. Они вправе установить документ, в котором будут отчитываться о своей нефинансовой деятельности, но Банк России рекомендует делать это в годовом отчете компании. Важно, чтобы информация была релевантной, полезной, последовательной, сопоставимой с показателями деятельности иных акционерных обществ.
 
«Наши рекомендации нацелены на повышение инвестиционной привлекательности акционерных обществ, усиление ответственности исполнительных органов за ведение бизнеса с учетом ESG-факторов, а также улучшение взаимодействия с инвесторами, работниками, государством, общественными организациями, — приводится в материалах цитата директора департамента корпоративных отношений ЦБ Елены Курицыной.
 
 Учитывая актуальность проблематики, Ассоциация российских банков (АРБ)в конце июля провела Открытую дискуссию «ESG - тренды XXI века».
 
 «По словам президента  АРБ Гарегина  Тосуняна  об  значимости повестки для компаний говорит статистика. В 2020 году объем инвестиций в ESG-фонды в мире превысил 50 млрд долларов и это в 2 раза больше, чем в 2019 году. В России в 2020 году появилась возможность выпуска ESG-облигаций («зеленых облигаций»). Сейчас на МосБирже уже 13 видов таких облигаций и на конец 2020 года объем превысил 110 млрд рублей.
 
Пока эти цифры не слишком впечатляют, но уже очевидно, что нельзя игнорировать климатические риски. «Цели устойчивого развития были заявлены ООН еще в 2015 году », — напоминает Гарегин Тосунян.— «ООН тогда разработала «план достижения лучшего и более устойчивого будущего», который нашел воплощение в 17 взаимосвязанных целях, разбитых на 169 задач.
 
В частности, это цели по минимизации и устранению нищеты и голода,  борьбе с изменением климата; использованию чистых источников энергии, устранению неравенства как внутри стран, так и между государствами.
 
В последнее время ходе дискуссии о выполнении этих целей начала появляться новая проблематика. Многие эксперты негативно оценивают влияние ESG на достижение целей устойчивого развития в глобальном масштабе. Например, богатые страны имеют возможность развивать зеленую энергетику, вкладывать капиталы в борьбу с изменением климата, снижение углеродного следа и т.д. Бедные же страны при всем желании не могут сконцентрироваться на теме экологии, когда огромная часть их населения находится за чертой бедности или вовсе голодает. «О равномерности достижения этой и других целей и степени вовлеченности в них не может идти и речи» — считает Гарегин Тосунян. — Аналогичную разницу мы видим с крупными корпорациями и малым бизнесом».
 
Кроме того, глобальные цели корректирует пандемия, которая вносит существенные изменения в большое количество устоявшихся во всем мире процессов.
 
Научный  руководитель  Института народнохозяйственного прогнозирования РАН  Борис Порфирьев считает, что при всей  важности  и актуальности  основных положений ESG, в программе прослеживается некоторый избыточный акцент на вопросы декарбонизации и высокий уровень бюрократизации, который присутствует уже на старте ее реализации.  
 
— Вопросы трансграничного углеродного регулирования и его последствий для России чрезвычайно важны— соглашается директор Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Ирина Гáйда. — Сейчас в повестке присутствует завышенный акцент на проблемы экологии, декарбонизации и углеродного следа, что связано в том числе с тем, что данные параметры значительно легче поддаются измерению по сравнению с параметрами гендерного неравенства или уровня коррупции в разных странах.
 
Исполнительный директор аналитического центра «Форум» Екатерина Голуб видит необходимость учета последствий введения в Евросоюзе экологических налогов:
 
 —Как ликвидировать экономические преимущества, которые получают корпорации при переносе своих производств в третьи страны, где такие экологические налоги отсутствуют? Ответ на этот вопрос должен стать одной из задач реализации принципов ESG на глобальном уровне.  Необходимо создание равных условий при проведении глобальной экологической политики.
 
В России активно работают две профильные рабочие группы в Министерстве экономического развития РФ и Центральном банке России, которые начали подготовку законодательных и нормативных актов России по этой проблематике.
 
Пока рано говорит о том, станет ли внедрение ESG для кого-то своего рода климатической инквизицией.  К такому выводу пришли участники диалога. При этом накал дискуссии приводит к тому, что многие инвесторы, финансисты, потребители обращают внимание именно на компании, которые соответствуют требованиям ESG и поддерживают экологическую повестку.   В последнее время фокус концепции устойчивого развития ESG сместился от национального уровня к корпоративному, этой точки зрения придерживаются некоторые эксперты.
 
Учитывая все возрастающий интерес к этой теме,  в начале июля Национальное рейтинговое агентство подготовило первый ESG-рэнкинг эмитентов нефинансового сектора, входящих в котировальные листы Московской биржи первого и второго уровня
 
«ESG-факторы наиболее важны в тех компаниях, в которых сформировался пул инвесторов, ориентирующихся на интеграцию повестки устойчивого развития. Кроме того, стимулом являются требования крупных потребителей, прежде всего в добывающих секторах.  Сегодня основная мотивация к соответствию критериям ESG — соответствие ожиданиям стейкхолдеров, особенно, с целью сохранения текущего пула инвесторов и возможности приобретения новых» — к таком выводу пришли авторы исследования.
 
Результаты рэнкинга также показывают, что крупнейший российский бизнес демонстрирует приверженность ESG-факторам, в том числе, и на международном уровне. Это подтверждается результатами сопоставления стандартов операционной деятельности российских крупных компаний с международными ориентирами в области устойчивого развития. Участники рэнкинга, которые можно отнести к группе с развитым и продвинутым уровнем интеграции ESG-повестки в свою деятельность, демонстрируют высокий уровень раскрытия и качества нефинансовой информации. Такие компании показывают нефинансовые метрики в гораздо большем объеме, чем предусматривает национальный проект соответствующего закона и рекомендации по раскрытию нефинансовой отчетности.
 
Наибольшее внимание вопросам устойчивого развития уделяют компании промышленного сектора. Отчасти это связано с тем, что компаниям, присутствующим в международном пространстве и не соответствующим критериями ESG сейчас привлечь инвесторов практически невозможно.