Коммерсант: Противовирусный бюджет

Сколько в России потратили на лекарства от COVID-19
   
В первую волну пандемии в России на десять препаратов для борьбы с новой коронавирусной инфекцией пришелся основной объем трат государства и граждан. Как выяснил “Ъ”, на эти лекарства с января по сентябрь в целом ушло минимум 25 млрд руб. При этом уже осенью Минздрав исключил из рекомендаций два весьма популярных средства — лопинавир/ритонавир и интерферон бета-1b, на которые пришелся заметный объем закупок. В некоторых клиниках, где есть запасы препаратов, их продолжат назначать, уверены врачи. Еще больше денег — свыше 65 млрд руб.— потрачено на антибиотики, применяемые в комплексном лечении COVID-19.
 
По итогам января—сентября в России заметно увеличились госзакупки препаратов, которые традиционно назначаются пациентам с ВИЧ, рассеянным склерозом и ревматоидным артритом. Некоторые из этих средств врачи еще весной стали назначать больным COVID-19. Россия в этом последовала за странами с высоким уровнем заболеваемости, например Италией и Индией. Параллельно в марте ВОЗ создала проект Solidarity по клиническому исследованию лекарств, применяемых для борьбы с коронавирусом, в нем участвуют почти 12 тыс. пациентов более чем из 30 стран. Он стал одной из баз для рекомендаций ВОЗ — не только положительных, но и отрицательных. Целый ряд препаратов был исключен из рекомендаций в силу отсутствия эффекта. Но в России часть таких препаратов оставалась в списках Минздрава до последнего, их активно закупали и государство, и граждане.
 
Применяют, так как есть запасы
 
Еще в январе, когда распространение COVID-19 только начиналось, Минздрав РФ включил в рекомендации лечения новой инфекции среди прочих веществ лопинавир/ритонавир. Это международное непатентованное наименование (МНН) действующих веществ: лекарства на их основе в основном назначают пациентам с ВИЧ. В России препараты на основе этих веществ выпускаются под брендами «калетра» и «калидавир».
 
В январе—сентябре, по данным Headway Company, операторы госзакупок потратили на такие препараты более 5 млрд руб., из которых почти 4 млрд руб. пришлось на март—сентябрь. В январе—сентябре 2019 года их госзакупки составили только 2 млрд руб. Повышенный спрос привел к росту выпуска калетры холдингом «Р-Фарм» Алексея Репика, производящим препарат по лицензии американской AbbVie, и калидавира — дженерика, принадлежащего «Фармасинтезу» Викрама Пунии. Компаниям даже пришлось работать в три смены.
 
Напуганные пандемией россияне также стали массово закупать препараты в аптеках. Розничные продажи, по данным исследовательской компании IQVIA, за три квартала достигли 103 млн руб., это почти в 85 раз больше, чем за тот же период прошлого года. В Москве ажиотажный спрос привлек внимание полиции, обнаружившей, что в некоторых аптеках калетра продавалась без рецепта за 2,49 тыс. руб. за упаковку при средней розничной цене в 7 тыс. руб. Выяснилось, что в розницу попали партии препарата, закупленные в рамках госконтрактов для медучреждений (см. “Ъ” от 28 марта). О результатах расследования до сих пор ничего не известно.
 
«Всплеск спроса на калетру в рознице погас в начале июля»,— говорят в Коалиции по готовности к лечению. Это произошло после остановки ВОЗ испытаний на участниках Solidarity лопинавира/ритонавира в качестве потенциальных лекарств от COVID-19, так как препарат не привел к снижению смертности среди тяжелобольных. Организация, правда, уточнила, что средство может использоваться в других исследованиях по лечению COVID-19. Но в России госзакупки продолжались, в июле—сентябре объем составил 2,8 млрд руб., или 56% от общего. Только в сентябре Минздрав РФ исключил препарат из своих рекомендаций.
 
«Рекомендации могут выполняться полностью или частично. Поэтому даже после исключения лопинавира/ритонавира в некоторых клиниках его продолжат применять, так как есть запасы»,— говорит один из региональных чиновников, курирующих медицину. Препараты, не имеющие доказанного эффекта при COVID-19, должны использоваться только при согласии пациентов, подчеркивает завотделением НМИЦО ФМБА Александр Мельников. В Италии, потратившей весной на покупку препарата, по данным Il Sole 24 Ore, чуть более €20 млн (около 1,9 млрд руб.), исключили его из рекомендаций сразу после решения ВОЗ. В Индии, где успели закупить средство, по сведениям The Economic Times, на $40 млн (около 3 млрд руб.), это сделали спустя три недели. В Минздраве РФ комментарии не предоставили. В «Р-Фарм» лишь заявили, что калетра «более не рекомендована для лечения COVID-19». В «Фармасинтезе» уточнили, что сейчас препарат не производится в том объеме, как весной.
 
Отношение к рекомендациям Минздрава у врачебного сообщества неоднозначное. «Многие включаемые в рекомендации препараты соответствовали появившимся новым знаниям об инфекции,— признает господин Мельников.— Но там сохранились средства, которые могут считаться неоправданными (в лечении вируса.— “Ъ”)». По его словам, ряд нужных препаратов, например дексаметазон, министерство вводило, наоборот, слишком медленно: «Данные о его эффективности появились по итогам исследования в Британии еще в июле, а в рекомендациях Минздрава средство появилось только в сентябре».
 
Список условной эффективности
 
История с калетрой и калидавиром в России оказалась не единичной. Сходным образом ситуация развивалась и с интерфероном бета-1b. В обычной практике его назначают пациентам с рассеянным склерозом. Минздрав внес препарат в рекомендации в начале года. Это второе по объемам госзакупок средство в рамках борьбы с пандемией: на него потрачено свыше 3 млрд руб. за три квартала (данные Headway Company). В рознице продажи составили 7 млн руб., хотя год назад — не более 1 млн руб. ВОЗ «отказала» препарату в октябре, Минздрав исключил его из рекомендаций в ноябре. В «Генериуме», выпускающем на основе этого вещества препарат инфибет, сообщили “Ъ”, что больше не производят его расширенно.
 
По двум другим используемым сейчас для лечения COVID-19 препаратам — азитромицину (обычно применяется при бактериальных инфекциях) и тоцилизумабу (при ревмотоидном артрите) — ВОЗ пока не приняла окончательного решения. За три квартала госзакупки препаратов превысили 1 млрд руб. и 2 млрд руб. соответственно. Почти весь объем тоцилизумаба пришелся на март—сентябрь. В рознице эти средства почти не продавались.
 
В целом в России к концу сентября государство закупало десять основных препаратов из рекомендаций Минздрава (см. инфографику). Часть из них ВОЗ не посчитала эффективными, другие еще проходят испытания. За три квартала общий объем их госзакупок для медучреждений составил 15,44 млрд руб., из которых более 80% пришлось на март—сентябрь, подсчитал “Ъ” на основе данных Headway Company.
 
Прибыльное самолечение
 
По данным IQVIA, россияне купили лекарств, выписываемых от коронавируса, на 10 млрд руб., из этой суммы почти 50% потрачено в разгар первой волны пандемии, треть — в июле—сентябре. Причем эффективность действий граждан оказалась еще хуже, чем у государства. Большую часть средств — 5,98 млрд руб.— они потратили на умифеновир, известный как арбидол (в рамках госзакупок за три квартала на него ушло только 951 млн руб.). По итогам трех кварталов 2019 года продажи средства в розницы были втрое меньше: 1,79 млрд руб.
 
С препаратом вышел скандал: его производитель — «Отисфарма» (выделена из «Фармстандарта» Виктора Харитонина) — еще в феврале продвигал арбидол как эффективное средство от COVID-19. Но у врачей к препарату неоднозначное отношение (см. подробнее интервью). ФАС обнаружила признаки нарушения в рекламе, а в августе выписала компании штраф на 200 тыс. руб. Но граждане продолжали верить: по данным IQVIA, всплеск продаж препарата в рознице был зафиксирован не только в марте (1,06 млрд руб.), но и в сентябре (1,04 млрд руб.). В «Отисфарме» не предоставили комментарии.
 
В России, как и в других странах, ажиотажный спрос на те или иные препараты подталкивается искусственно, уверен директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов. Помимо арбидола эксперт приводит пример с гидроксихлорохином. В октябре президент США Дональд Трамп заявил, что лечится от вируса этим средством, и его продажи в ряде стран, включая РФ, взлетели. В том же месяце ВОЗ не рекомендовала препарат, и спрос на него упал. Но россияне успели потратить свыше 170 млн руб. В рекомендациях Минздрава средство остается, хотя, по словам исполнительного главы Ассоциации организаций по клиническим испытаниям Светланы Завидовой, у препарата есть нежелательные реакции (см. подробнее колонку).
 
Господин Беспалов говорит, что спрос на некоторые лекарства начал активно расти еще до всплеска заболеваемости: «Люди готовились к кризису и делали запасы, например, антибиотиков». Как показал ноябрьский опрос АНО «Диалог», 59% россиян верят в эффективность антибиотиков против вирусных инфекций. Ряд антибиотиков включен в протоколы лечения COVID-19, на них из топ-10 самых продаваемых в рознице за три квартала покупатели потратили 11,7 млрд руб.— в пять раз больше, чем за тот же период 2019 года (данные IQVIA).
 
Больше всего россияне закупили амоксициллин+клавулановую кислоту (на 4 млрд руб. против 515 млн руб. в январе—сентябре 2019 года), азитромицин (3,5 млрд руб. и 1,2 млрд руб. соответственно), цефиксим (1,8 млрд руб. и 104 млн руб. соответственно). В целом на все группы антибиотиков в январе—сентябре потрачено 23,9 млрд руб.: рост составил 10,5% год к году, выяснила IQVIA. Госзакупки антибиотиков, по данным Headway Company, выросли на 31%, до 41,3 млрд руб. Также в рознице на 11,6%, до 17,6 млрд руб., увеличились продажи обезболивающих и жаропонижающих средств.
 
Выросли в рознице продажи и других лекарств, даже не имеющих отношения к COVID-19. «У нас в марте продажи увеличились на 40%, а средний чек — на 17%»,— говорит представитель сети «36,6». В апреле трафик в аптеках снизился из-за локдауна, но потом быстро восстановился: «Во вторую волну пандемии посещаемость не упала, но негативным фактором стала более выраженная дефектура востребованных препаратов, чем весной». Время от времени из-за ажиотажа возникает дефицит в аптеках противовирусных препаратов, глюкокортикостероидов, антикоагулянтов, иммуномодулирующих средств, подтверждает директор СРО «Ассоциация независимых аптек» (АСНА) Виктория Преснякова. По итогам года, ожидает старший аналитик Национального рейтингового агентства Мария Сулима, объем фармацевтического рынка в стране достигнет 2,03 трлн руб. против 1,8 трлн в 2019 году.