Уроки рискования. – «Профиль».

Виктор Четвериков, генеральный директор «Национальное Рейтинговое Агентство».

Утверждение, что кризис полезен для общества, экономики и банковской системы, является верным, пожалуй, только отчасти.

Утверждение, что кризис полезен для общества, экономики и банковской системы, является верным, пожалуй, только отчасти. Масштаб экономических и социальных разрушений, наносимых кризисом, значителен, и не замечать его последствий все равно что расписываться в собственной слепоте.

Но каким бы ни был урон, кризис — это всегда хорошая возможность для переосмысления. Вот и сейчас следовало бы не философствовать, стоя на руинах, а использовать свою энергию в мирных целях. В частности, для совершенствования методологии оценки рисков — и в экономике в целом, и в банковской системе в частности. Чтобы в будущем избежать значительных потерь.

Риск-менеджмент сегодня переживает, пожалуй, самый тяжелый период «реинкарнации». То, что на протяжении длительного времени было догмой для целого поколения специалистов, в одночасье рассыпалось в пыль. Методическая несостоятельность некоторых подходов к оценке рисков стала очевидной, выяснилось, что зачастую применялись методы гадания на кофейной гуще. Будет ли новый «Базель» под номером 3 или нет — пока неизвестно, так как не очень понятно, что конкретно рекомендовать профессиональному сообществу. То ли устраивать революцию в области оценки и управления рисками, то ли латать дыры.

Так или иначе, но эволюция не стоит на месте. Российский риск-менеджмент всегда находился в тонусе, ведь локальные кризисы затрагивали в первую очередь российскую банковскую систему. После каждого из них приходилось вручную настраивать методики оценки риска. Такой подход действительно оправдывал себя, но потери от несовершенства риск-менеджмента было уже не восполнить.

Оценка кредитных рисков или вероятности дефолта сегодня это задача для двух типов профессиональных команд. Первый — внутренний риск-менеджмент компаний или банков. Задачи этих подразделений в конечном счете сводятся к следующему: правильно измерить уровень риска и вероятность потерь и на основании этого правильно управлять существующим риском, дабы избежать потерь средств акционеров и клиентов.

Второй тип — это рейтинговые агентства, которые тоже измеряют риск и прогнозируют вероятность потерь. Разумеется, речь идет об агентствах, присваивающих рейтинги кредитоспособности или надежности, где должны работать профессиональные аналитики, риск-менеджеры, а не публицисты и проповедники. Не создав и не обкатав на практике методики, разрабатываемые агентством, трудно не только измерять риск, но и делать профессиональные выводы.

Отличие задач двух команд состоит еще и в том, что оценки первых выражаются в размере лимита (в денежных единицах или процентах), и при этом они не публичны, так как используются для внутренних целей. Оценки вторых выражаются в буквенных рейтингах и прогнозах по дефолту, а результаты публичны и дают определенные гарантии контрагентам, инвесторам и клиентам объекта оценки. Попытка свести такую деятельность к фактору субъективности и безответственности должна пресекаться, так как любая работа должна содержать точную и скрупулезную оценку. И никакого «плана по валу».

Понятно, почему оценивать работу и верифицировать методики друг друга могут главным образом только две перечисленные команды. В оценочной комиссии не присутствуют ни общественные деятели, ни врачи, ни повара, ни даже представители силовых структур. У каждой из этих профессий свое представление о риске, а требуется-то весьма точное знание предметной области. Но, к сожалению, давняя русская традиция мерится всем, чем только можно, коснулась и рейтинговой индустрии. Количество рейтингов, административных рычагов, опыта (как жизненного, так и профессионального), выручки, капитала, дверей в офисе и ступенек на лестнице — все это продолжает выдаваться в качестве достижений эволюционного пути развития и показателя ВЫСОКОГО уровня агентства.

Идти к намеченной цели своим путем — задача сложная, да и вообще способность достигать цели дана не всем. Именно поэтому для выработки более точных и более адекватных методик требуется создание полноценной индустрии, в которой присутствует более одного агентства. И где существует объединение усилий агентств. Эта задача вполне достижимая, хотя бы потому, что пройдено уже много. Нужно помнить слова басни: «Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет».

Сам же рынок должен понять: то, что методически вызревает в недрах агентств, это, как правило, не выдумки и фантазии (к сожалению, на это нет времени), а результат сложного тестирования. Модели оценки тестируются с нескольких сторон и под разными углами, а не с позиций «угодности» или «выгодности». Отсутствие аффилированности и зависимости от разного рода крупных акционеров и связывающих руки соглашений находит отражение в объективности.

Логическим завершением проекта «Рейтинговые агентства в России» может стать только аккредитация и регулирование Минфином, который получил в начале года все полномочия. После министерского «сита» рейтинговые оценки как элемент прогноза вероятности дефолта и инструмент принятия инвестиционного и кредитного решения могут использоваться более широко, чем сейчас, и в профессиональной сфере, и среди инвесторов. Агентства готовы к этому, мяч — на стороне Министерства финансов.

Ссылка на источник: журнал «Профиль» №24(627) от 29.06.2009