"Мировой кризис шагает по планете", комментарий Четверикова В.Н. для СПЕЦПРОЕКТА: "Как работают наши деньги", ИТАР ТАСС Урал, 8 сенятбря 2008 года

Мировой кризис шагает по планете. Разумеется, в первую очередь он затронул развитые экономические державы, так как они - встроенные элементы мировой экономики. Истоки кризиса понятны уже даже людям далеким от экономических основ. Однако, как мне кажется, есть несколько положительных и отрицательных моментов всего происходящего, которые могут дать нам возможность переосмыслить некоторые события происходящие сегодня. Полагает генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.


На эмоциональном уровне может показаться, что во всем виноват високосный год, но это будет правдой только отчасти. Конечно, мировая экономика была существенно перегрета, и, вообщем-то, было дело времени, когда наступит время «Ч» и произойдут негативные процессы. Как всегда для процесса необходим был катализатор и благоприятный фон. Благоприятным фоном в данном случае явились сумасшедший спрос и потребление нефти, а также работа Соединенных Штатов как мирового эмиссионного центра. США последние десятилетия действовали как компания на грани банкротства. Некоторые иностранные компании, когда у них начинаются первые признаки стагнации, не пытаются сократить расходы и перестроить производство, а приобретают, к примеру, другие компании на заемные деньги, что дает, наряду с негативным ростом долга, существенный прирост активов за счет стороннего бизнеса, и стагнации для акционеров уже не видно, так как переоценка приобретенных активов и поглощенная выручка купленной компании позволяет закрыть дыры в бизнесе и даже показать акционерам позитивный рост. США действовали последнее время ровно также.


Модель очень проста. Развивающаяся страна получает финансирование из США - это фактически билет для входа в экономику, после этого приходят мировые компании, которые приобретают компании в стране - другими словами расширяют рынки и получают возможность зарабатывать новую прибыль, являясь, по существу, мировыми брендами. Это дает возможность получать приток выручки крупным, прежде всего, американским компаниям, которые хоть и являются мировыми брендами, тем не менее, платят основные налоги по месту своей регистрации и инвестируют свободные (полученные деньги) в американские (транснациональные!) фонды и банки с юрисдикцией в США. Производство переносится в эти страны и удешевляет себестоимость товаров или услуг производимых этими компаниями. Что же мы видим? Опять выигрыш! А НАТО, в свою очередь, давно превратилась в сторожа денег и инвестиций вложенных в экономику развивающихся государств. Этакая гарантия экономической стабильности существования корпораций, ну и заодно того, что руководство страны не передумает, а то случится как в Венесуэле. Так вот экономика перегрета, необеспеченной эмиссией развивают «торговые отношения» с новыми странами, при этом колоссальны как спекулятивный, так и потребительский спрос на нефть. Кроме того, в США за многие годы, не сразу строится этакая, потребительская модель, согласно которой, мы, сидящие в тысячах километрах от Североамериканского континента, зависим от потребительского настроя американских домохозяек. Неправда ли, очень мило, хотя и очень цинично. Дело в том, что построена целая экономика в экономике. За простым, казалось бы, лозунгом «каждый американец может купить себе новый дом» скрывается очень большая часть айсберга. Построена целая бизнес система вокруг ипотеки. Огромные финансовые долгосрочные ресурсы банков на кредитование людей приобретающих дома, мебель, делающих ремонт. Сервисные службы по обустройству домов и перевозу граждан чуть ли не из одного штата в другой, строительные компании и производители материалов для строительства домов, транспортные компании обслуживающие последних. Огромная отрасль, которая в одночасье дала сбой. Накоплены огромные необеспеченные долги, многие из которых просроченные, по причине того, что очень хорошо работал механизм выдачи (а фактически раздачи) крупных сумм денег для ипотечных займов гражданам зачастую без обеспечения, но очень плохо работал механизм оценки рисков и мониторинга кредитоспособности таких граждан. Такое «разбазаривание» средств во имя американского потребителя и привело к проблемам ипотечного рынка, который сказался, прежде всего, на компаниях финансового сектора и фондовом рынке. Но и это не самое страшное. После того как механизм дает сбой, начнется его перестройка как у живого организма, который отторгает заболевший или зараженный орган. Скорее всего, начнется перестройка заболевшей экономики в экономике. А это значит, что внутренний мощный механизм, работающий на ипотеке, может измениться экономически. Вероятно, появится нечто иное, обновленная по структуре и инфраструктуре новая внутренняя экономика, и какова она будет, какие будут расставлены приоритеты в ней, покажет время. Безусловно, это повлияет на переустройство мировой экономики, но этот процесс не быстрый.


Европа, как и другие страны, оказалась заложницей этого процесса. Дело в том, что во многих развитых странах строилась американская ипотечная модель со всей инфраструктурой. И хотя старушку Европу уже, наверное, трудно застроить домиками как американские степи но, тем не менее, Европейский ипотечный рынок фактически сразу отреагировал на негативные процессы в Америке.


Европа хочет стать не только транзитом для денег, но и полноценной инвестиционно-превликательной частью континента. И такой шанс есть.


И только не надо говорить о слабости доллара, что ему будет плохо. Не стоит забывать, что фактически все мировые государства рефинансируют американскую эмиссию, размещая растущие накопления (золотовалютные резервы) в американских банках.


Слабый доллар выгоден США он способствует дополнительному притоку инвестиций.


Весь этот негатив подпитывается политическими мировыми интригами, что не добавляет стабильности, но позволяет ведущим государствам помериться политическими мускулами, что весьма полезно для укрепления имиджа.


Что же касается России…


В России, к сожалению, или к радости, так и не сформировался ипотечный рынок, хотя инфраструктура формировалась огромными темпами. Количество строительных и сервисных компаний, даже без учета гастробайтеров превысило все возможные пределы в мегаполисах. Банки активно кредитовали строительство, но ипотека так и не стала народной, она стала уделом крупных спекулянтов. Поэтому, в принципе, население не пострадало в значительной степени, чего не скажешь о строительных компаниях, которые уже давно живут не просто в долг а в «долг под долг». Сегодня банки не торопятся размещать средства, которые в основном идут на рефинансирование долга компаний, так как это бесперспективно и невыгодно, да и в общем-то, рискованно.


Ограничение финансирования произошло, но это касается деятельности через посредников (банков). Финансовая система не остановилась, она продолжает развиваться и работать, и западные инвесторы сегодня хотят максимально сократить путь от собственных фондов к конечным проектам, что в данной ситуации, в общем-то, тоже оправдано. Российским банкам пора перестать жить в ощущении проводников мировых финансов в Россию. Надо учится работать в разных условиях. И то, что за время прошедшее с 1998 года мы так и не вырастили устойчивой базы, не воспитали клиентов-инвесторов, не создали по существу новых инструментов, не «удлинили» наши пассивы в достаточном объеме - это наши же проблемы, и никто их за нас не решит. Очень быстро все финансисты привыкли к тому, что хорошо брать на западе в долг. Теперь придется пересматривать стратегию формирования ресурсной базы. Если еще год назад можно было успешно привлекать «длинные рубли» на фондовом рынке посредством выпуска долговых обязательств, то в настоящее время это затруднительно и приведет к существенному удорожанию заимствования.


Российская экономика сегодня в достаточной степени устойчива, и повторения ситуации 1998 года по определению невозможно. Тогда были совершенно другие предпосылки, и совершенно другая экономика и финансы. Но вот чего стоит опасаться, так это перестройки мировой экономики, к которой мы не готовы. Мы долгое время копировали то латиноамериканские, то европейские, то американские модели, что так и не определились со своей. Однако, копировали и применяли сегментарно и не глубоко, поэтому и не готовы к перестройке собственных моделей. Наша экономика как бы всегда реагирует «постфактум».


А плюс, во всем этом мировом безобразии, как всегда один: отмирают или эволюционируют отжившие себя экономические теории. А если посмотреть на микроуровне, то замедленный характер кризиса и его динамики развития позволяет многим участникам и субъектам экономики на ходу перестраивать свою деятельность, руководствуясь не виртуальными 3-5 летними стратегиями, а реальным состоянием дел, маневрируя на ходу.


В-общем, поживем - еще многое увидим …..


Ссылка на источник: http://www.tass-ural.ru/money/?id=206