Frank Media: «Банковский кризис в Ливане: чем он напоминает Россию 90-х»

Печать

Авторы — генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА) Алексей Богомолов и руководитель рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин

Кризис ликвидности в банках Ливана привел к тому, что они закрывали свои отделения, чтобы предотвратить набег вкладчиков, а снятие наличных гражданами было ограничено $1 тыс. в неделю. Почему сложилась такая ситуация в еще недавно процветавшем банковском секторе и чем она похожа на финансовый кризис 90-х в России?

Как было до кризиса. Некогда стабильно растущая банковская система Ливана сейчас находится в кризисном состоянии. Проблемы, начавшиеся в макроэкономической сфере, постепенно перенеслись и на банковский сектор страны.

Многие годы центробанк Ливана обеспечивал своими достаточно консервативными методами регулирования относительную стабильность банковской системы страны. Вклады в банках росли, в том числе за счет депозитов от ливанской диаспоры по всему миру.  По сравнению с другими странами ближнего Востока и Северной Африки банки Ливана демонстрировали устойчивую динамику как в части прироста депозитной базы, так и в отношении объемов кредитования национальной экономики. 

На конец сентября 2019 года объем депозитов на счетах в ливанских банках составлял около 255 трлн ливанских фунтов (примерно $170 млрд). Вклады формировали 65% всех пассивов в банковской системе. Ливанский центробанк планомерно внедрял международные подходы в области банковского регулирования в части оценки обеспеченности капитала, к которым можно отнести в первую очередь внедрение принципов «Базель I-III». 

Что пошло не так. Кризис в стране начал стремительно развиваться с сентября 2019 года, триггером послужили массовые протесты населения в ответ на анонсированные правительством меры по увеличению налогов и сокращению государственных расходов (включая выплаты госслужащим и отставным военным).

Причинами протестных настроений в обществе также стала неспособность правительства обеспечить население необходимыми услугами, включая поставки бензина, электричества, воды и водоотведение. Уже в сентябре власти Ливана ввели режим чрезвычайного положения. Премьер-министр Саад Харири поручил правительству разработать бюджетный план и приступить к серьезным экономическим реформам.

На этом фоне в политической сфере население выражает недовольство высоким уровнем коррупции, значительным разрывом качества жизни между экономической элитой и рядовыми гражданами. Люди требуют не только улучшения экономической ситуации, но и политических реформ.

Ситуация усугубляется кризисом доверия и к финансовой системе. Произошло так называемое «бегство» из депозитов, спровоцировавшее кризис ликвидности у банков. Банковская система страны практически полностью парализована.

Издержки фиксированного курса. Есть все основания полагать, что экономическая модель Ливана, ориентированная в первую очередь на развитие туризма и сферы услуг, могла стать жертвой финансовой политики, заключавшейся в фиксированном валютном курсе ливанского фунта к доллару. Такой подход эффективен в условиях быстрорастущей экономики и при постоянном притоке иностранной валюты в страну. Это позволяет повысить привлекательность финансовой системы государства за счет высоких процентных ставок по депозитам.

Однако опыт России и Аргентины показал — в условиях низких темпов роста экономики, сокращения притока иностранных инвестиций и неэффективной фискальной политики поддержание фиксированного курса обмена валют приводит к увеличению госдолга и неизбежному дефолту.

Так, можно видеть, что сейчас экономика Ливана является одной из самых закредитованных в мире. Отношение долга к ВВП на конец 2018 года составляло около 150% и продолжает расти. По оценкам, это отношение может вырасти до 180% к концу 2019 года. Около 50% бюджетных поступлений уходит на выплату процентов по государственному долгу. Дефицит финансового баланса на конец 2018 года составлял около 11%, при этом дефицит текущего счета — около 24%.

Экономика демонстрирует очень слабый рост – реальный ВВП в 2018 году увеличился всего на 0,2%. Экологические и инфраструктурные проблемы в регионе, а также близость к очагу конфликта в Сирии препятствуют развитию традиционных отраслей экономики Ливана: туризма, сферы услуг и сельского хозяйства.

Низкий приток валюты в страну создал ее внутренний дефицит, что привело к расцвету «черного» рынка валюты. Эта картина хорошо знакома российским гражданам, пережившим кризис 1991 года. По нашим оценкам, страна должна выплатить $6,5 млрд процентных платежей при наличии свободных запасов валюты в стране около $5-10 млрд.

Что поможет. Спасти экономику Ливана могла бы финансовая помощь на реализацию инфраструктурных проектов по линии СЕDRE и стран Персидского залива в размере $11 млрд в обмен на реформы, обещанные премьер-министром Саадом Харири. Однако провал реформ, протесты и отставка Харири означает лишь одно – стране все больше угрожает дефолт. В ноябре 2019 года рейтинговые агентства понизили рейтинг Ливана и ливанских банков до дефолтных уровней. Вряд ли сможет Ливан без вливаний извне и серьезных экономических реформ сохранить и фиксированный курс своей валюты.

Экономическая катастрофа в Ливане – это явно часть общих экономических проблем Ближнего Востока и Северной Африки. Примером является Ливия, где государственная финансовая система страны также находится в состоянии стресса: доходы бюджета от продажи нефти (составляющие 47% ВВП) не покрывают расходы на выплату зарплат (в 2018 году составляли 48% от ВВП). Банковская система этой страны также в глубоком кризисе — в стране существуют две параллельные банковские системы и два центральных банка, наблюдаются жесточайший кризис ликвидности и бегство капитала. Многие международные инвесторы и крупные корпорации фактически свернули свою деятельность в стране.

Не исключено, что кризис в финансах и экономике Ливана может негативно сказаться на и так непростом положении всего ближневосточного региона.

Выход из кризиса в Ливане возможен только при установлении гражданского согласия и реформ сложившейся конфессиональной демократии, так как она показала свою неэффективность. Также потребуются содействие стран-кредиторов Ливана по проведению реструктуризации долга и срочная финансовая помощь. Но главное – стране нужна новая экономическая политика, нацеленная на экономический рост, а не на поддержание фиксированного курса национальной валюты.

Frank Media