Банковское обозрение: «Иллюзия выбора»

Печать

Поиск возможностей пополнения капитала для кредитных организаций остро стоял всегда. Кредитная политика требует формировать активы под риском, а значит, банк должен обладать достаточным запасом собственных средств

Современная история финансовой отрасли помнит разные схемы фиктивного пополнения капитала кредитными организациями. Акционеры докапитализировали банки с помощью недвижимости, оценка стоимости которой была завышена, капитал увеличивался за счет заемных средств, завышались доходы, увеличивающие прибыль. Было много схем, которые строились вокруг докапитализации банка за счет его же средств, например безвозмездная помощь акционеров, источниками которой оказывались кредиты самого банка.

НОВЫЕ ВРЕМЕНА — НОВЫЕ ПРАВИЛА

Банк России для снижения рисков в сфере кредитования совершенно обоснованно требует от банков покрывать свои активы капиталом хорошего качества.

Помимо выполнения обязательных экономических нормативов с 2016 года регулятор поэтапно вводил надбавки к капиталу. Все эти годы банки соблюдали запланированный график, им оставалось увеличить буферы последний раз в 2019 году. Речь идет о двух коэффициентах, которые увеличиваются каждый год, — надбавке для поддержания достаточности капитала и надбавке за системную значимость. Первое требование распространяется на все банки, а второе должны соблюдать только те, которые входят в список системно значимых кредитных организаций.

Удовлетворить требованиям регулятора, в том числе по надбавкам, можно при условии пополнения капитала инструментами хорошего качества. Это может быть прошедшая аудиторскую проверку прибыль, которая обеспечивает возможность докапитализации на очень длинном горизонте. Такой инструмент, например, использует Сбербанк России — флагман российской банковской системы. Взнос денежных средств акционеров — еще один понятный и прозрачный инструмент пополнения уставного капитала. Правда, при условии соответствия происхождения средств критериям российского законодательства.

Неудивительно, что банки прибегают к такому инструменту, как субординированные кредиты. Это быстрый способ привлечь дополнительные средства для умножения капитала, и он требует меньше согласований с органами регулирования. Особенно если речь идет о так называемых вечных субординированных бондах, когда банк выплачивает доходность только по купонам, а основной долг гасится в конце неопределенного (бесконечного) срока. Банк решает сразу несколько задач — повышает нормативы, обеспечивает выполнение условий по надбавкам и при этом получает возможность продолжать наращивать активные операции.

ПОДВОДНЫЕ КАМНИ СУБОРДИНИРОВАННЫХ ЗАЙМОВ

Не секрет, что покупка субординированных кредитов имеет много нюансов как для инвесторов, так и для эмитентов.

Доходность субординированного долга может в два раза превышать аналогичный показатель старшего долга в одном банке. (В 2018 году один из системно значимых банков выпустил валютный субординированный долг с очень высокой доходностью — более 10%).

Двукратная премия по отношению к доходности старшего долга является обоснованием высокого риска для инвесторов, ведь в случае дефолта или других рисков в операционной деятельности банка инвесторы становятся кредиторами последней очереди.Причем кредитная организация не обязательно должна потерять лицензию для того, чтобы по правилам субординированного выпуска, установленного регулятором, заем был конвертирован в капитал банка. Достаточным условием для списания в капитал многих субординированных займов являются довольно тривиальные предпосылки, например снижение норматива достаточности базового капитала Н1.1 ниже отметки 5,125% в течение шести дней в отчетном периоде (отзыв лицензии происходит при достижении отметки ниже 4,5%). Уровень собственных средств на конкретную дату также может быть временно снижен при выполнении предписания доформировать резервы по выданным кредитам по итогам плановой проверки регулятора.

Круг организаций, которые могут выступить эмитентами субординированных займов, ограничен. Банки или инвестиционные фонды должны быть крупными настолько, чтобы разбить выпуск на более или менее доступные пулы по 100–200 тыс. долларов. Причем доля инвестиций в этот инструмент самих управляющих компаний и фондов чаще всего будет довольно небольшой даже среди тех, кто управляет портфелями в объеме сотен миллионов рублей. Крупнейшие управляющие компании, а они в основном управляют средствами крупных пенсионных фондов, резервами страховых компаний, имеют не только регуляторные ограничения, но и ограничения со стороны собственного риск-менеджмента.

Констатируем, что Банк России сейчас обладает всеми необходимыми инструментами для того, чтобы проверять происхождение капитала и  не допускать его фиктивного пополнения. Ранее применявшиеся схемы оказались нерелевантны, банкам нужно внимательно относиться к происхождению средств, за счет которых они увеличивают капитал. В силу ряда значительных ограничений использовать субординированные займы удастся немногим, новых инструментов не появилось, а значит, банки, скорее всего, не смогут наращивать активные операции, и значительная их часть может оказаться под угрозой стагнации бизнеса.

Банковское обозрение - 16.05.2019